Артюхов ОНЛАЙН

В атаках с ночи до утра

Статьи / Авто 14 октября 2016 279

Елизавета Миршельд была летчицей, служила в полку «ночных ведьм». Она вместе со своими товарищами 27 мая 1942 года прибыла на фронт. А 12 июня совершила свой первый вылет.

«Бабушка по отцовской линии о войне рассказывала немного, не любила. Но то, что мне довелось услышать от нее, я помню до сих пор, – начинает свой рассказ Ольга Жукова, внучка Елизаветы Ивановны. – Когда началась война, бабушке было 22 года. В их полку почти все девушки были такого возраста, совсем молоденькие. Но что они творили в небе! Представляете, за одну ночь каждая летчица совершала по 8-9 вылетов! При этом юным девочкам удавалось наносить значимый ущерб силам противника. Это же какую силу духа нужно иметь!».

46-й гвардейский Таманский женский авиаполк 4-й воздушной армии, где служила Елизавета Миршельд, был сформирован в октябре 1941 года. Руководила им Марина Раскова – прославленная советская летчица. От  прочих воинских формирований полк отличался тем, что был полностью женским.

Из Энгельса на фронт

«Их обучали в авиационной школе пилотов в городе Энгельсе Саратовской области. Бабушка рассказывала, что после медкомиссии им выдали шинели, портянки и сапоги 43 размера! На их маленькие ножки такие кирзачи! Плюс ко всему, девчата носили мужское белье, – продолжила Ольга Игоревна. – Помню, бабушка с легкой усмешкой вспоминала самый первый приказ, который зачитали только что прибывшим девушкам. Им всем приказали постричься! А ведь в те времена женщины так лелеяли свои косы! Но выхода у них не было: спустя какое-то время большинство летчиц и штурманов уже ходили с короткими стрижками и хохотали, что так боялись проститься с волосами. Это был один из последних моментов, когда «ведьмочки» смеялись все вместе… Знаете, а ведь немало катастроф было и  во время учений: самолеты падали, девушки гибли».

Первое время, будучи уже на фронте, Елизавета Ивановна каждый раз, взлетая в небо, боялась не только встретить врага, но и забыть отработанные навыки, потерять управление. Позже полет вошел в привычку, всё делалось на автомате, внутренний страх был подавлен.

«Они взлетали в любую погоду. Особенно трудно приходилось долгими зимними ночами, когда стояла непроглядная тьма, – говорит Ольга Жукова. – Но это было самое подходящее время для атаки. После таких вылетов некоторых приходилось на руках нести в казармы – настолько уставшими и замерзшими были они».

На фронте Елизавета Ивановна познакомилась с будущим супругом – Анатолием Волковым. С ним долгие годы она жила и после войны.

«Как же без маленькой истории любви, – улыбаясь, произносит Ольга Игоревна. – На одном из «выходных мероприятий» – так бабушка называла те редкие дни, когда приезжали командующие и устраивались маленькие концерты самодеятельности, она и встретилась с молодым связистом. Несколько танцев под военные песни, воспоминания о жизни до войны… Так и влюбились друг в друга. Но их разлучил трагический случай, который произошел в декабре 1944-го».

В плену врага

В тот год ночные истребители немцев начали давать отпор советским летчицам. В ходе одной из таких атак самолет Елизаветы Миршельд был сбит над вражеской территорией. Она выжила, но попала в плен. Бабушку Ольги Жуковой отправили в концлагерь, где она находилась до конца войны. Это были шесть самых тяжелых месяцев в ее жизни. В беседах с бабушкой внучка эту тему не поднимала, не хотела, чтобы родной человек вспоминал ужасы, с которыми ей пришлось столкнуться.

После освобождения Елизавета Ивановна вернулась в Самару и устроилась работать на завод керамических изделий. Некоторое время после войны она жила одна, пока Анатолий Антонович не нашел ее.

«Как дедушка сумел ее разыскать – для меня по сей день остается загадкой. Видимо, очень хотел быть рядом со своей Лизой, – продолжает рассказ Ольга Игоревна. – Бабушка была замкнутой. Мы всей семьей старались оградить ее от забот, но глаза всегда оставались печальными. Это сейчас я понимаю, что свой отпечаток наложило время, проведенное в концлагере. Бабушке постоянно  казалось, что за ней следят, кто-то что-то затевает. Чувство опасности, страх, что жизнь может рухнуть в одночасье, не покидали ее».

Ещё один герой

Ольга Жукова свято чтит память еще об одном герое своей семьи – дедушке по материнской линии. Трифон Богданов тоже воевал на фронтах Великой Отечественной войны. В 1941 году он был призван одним из военных комиссариатов Куйбышевской области. Трифон Фёдорович служил рядовым в отдельной зенитно-пулеметной роте. В домашнем архиве семьи сохранилась копия приказа командующего 354-й Калинковичской орденов Ленина и Суворова Краснознаменной стрелковой дивизии о награждении рядового отдельной зенитно-пулеметной роты.

«Нашему ветерану вручили медаль «За боевые заслуги». В мае 1945-го под сильным артминогнем противника он бесперебойно перевозил пулеметы на наши боевые позиции. Благодаря чему расчеты всегда выполняли поставленную командованием задачу», – рассказывает внучка фронтовиков.

В качестве трофеев Трифон Богданов с войны привез кожаный плащ и швейную машину, которую до сих пор хранит одна из родственниц Ольги Жуковой.

«К сожалению, о наших ветеранах известно не так много. Документы не сохранились, а тех, кто мог рассказать еще что-нибудь, уже нет в живых. Однажды тетя отправляла запросы в места призыва ветеранов, но нам прислали не так много информации, – говорит Ольга Жукова. – В этом году я вместе с внучкой принимала участие в акции «Бессмертный полк». Такого рода мероприятия развивают в людях чувство патриотизма, поэтому считаю, что детей и внуков нужно привлекать к ним, чтобы ребята с самых ранних лет знали, какой ценой завоевано счастье – мирное небо над их головами».

 

Фото Юлианны Фальш и из личного архива Ольги Жуковой

 

Валерия Чижик

Дмитрий Артюхов ответит на вопросы журналистов и ямальцев
Баннер