Крепко держался в седле и в войну, и в мирное время Фёдор Клочко

Статьи / Авто 19 марта 2017 310

– То, что расскажу про своего дедушку Фёдора Алексеевича, я узнала от него самого, – говорит Наталья Михайловна Мишкова. – И хотя мне было всего восемь лет, когда его не стало, я хорошо помню его истории про войну – он так рассказывал, что мы замирали.

Про людей и нелюдей

И интересно, и жутковато было слушать. Наверное, поэтому дети у дедушки спрашивали: «Страшно было на войне?» Он честно им отвечал: «Да». И рассказывал, что приходилось преодолевать все виды страха – в том числе, например, и страх темноты.

Мы ведь понимаем, что на фронт пошли обычные люди, имевшие добрые, неожесточенные сердца. А им надо было сражаться с армией фашистов, которые вторглись на нашу землю, чтобы убивать и зверствовать.

Война – это ужас и кровь, и не знаешь, что будет через минуту.

«Дедушка рассказывал нам, что на фронте было страшно скорее не за себя, а от того, что происходило вокруг, – говорит Наталья Михайловна. – Вспоминал, как однажды в освобожденной от фашистов деревне солдаты подошли к колодцу – напиться, а колодец… почти до верха был заполнен телами расстрелянных детей и женщин. От увиденного некоторые солдаты сходили с ума. А некоторые могли тут же застрелиться. Нервная система не выдерживала. И после такого неудивительно, что захваченных фашистов красноармейцы бросались избивать. «Среди нас было много тех, у кого всю семью расстреляли или замучили фашисты. Как не броситься с кулаками на врага, если он тут, рядом?! – рассказывал дедушка. – Били, пока командиры или политруки не оттащат. Зуботычины давали, но не мучили и не пытали, как фашисты». 

Один Остался...

Призвали Фёдора Клочко на фронт в 1941 году. Место призыва: Киргизская ССР, Фрунзенская область, Калининский район. Служил в рядах  красноармейцев 186-й отдельной разведроты 160-й стрелковой дивизии.

Особая честь – быть разведчиком. Их отличали железная дисциплина, сообразительность, решимость, отвага. И готовность выполнить самые  трудные приказы. Однажды после очередного задания группа возвращалась из-за линии фронта к своим. Но нарвалась на немцев. После перестрелки в живых из группы остался только Фёдор. Он был тяжело ранен – подорвался на мине. Лежал на земле три дня, истекая кровью и время от времени теряя сознание, пока не услышал звуки боя. Наши наступали!

Его нашла молоденькая медсестра. Разведчика доставили в госпиталь, но за те три дня, что он лежал раненый, у него уже началась гангрена. Ноги отняли по колено.

«Фёдора привезли!»

В годы Великой Отечественной войны республики Средней Азии стали  краем госпиталей и детских домов. «Многих раненых и эвакуированных переправляли в Киргизию. Их даже расселяли по семьям. В том числе в село Панфиловское – на родину дедушки – много присылали и детей, и бойцов, – продолжает рассказ Наталья Михайловна. – Моя бабушка Евдокия Васильевна Клочко в войну работала председателем сельского совета. Так всё на ней было – столько дел, в том числе и раненых расселять. Однажды прибежали к ней на работу и закричали: «Евдокия!!! Там Фёдю твоего привезли!». Моя бабушка кинулась на вокзал. Не сразу увидела мужа: он смотрел на неё снизу вверх – с поезда уже спустили Фёдора, и он сидел на деревянной тележке на колесиках. Бабушка запрягла бричку и на ней повезла мужа домой…».

 

С полным текстом этой публикации можно познакомиться в №11 от 16 марта 2017г

Фото Юлианны ФАЛЬШ

 

Вера ЗОЛОТОВА №11 от 16 марта 2017 г

Баннер