Фронт. Солдату

Статьи / Авто 27 декабря 2015 282

В годы Великой Отечественной войны девушки, подростки, старики заняли рабочие места своих мужей, отцов и детей на фабриках и заводах. Они работали дни и ночи, благодаря этому на фронт бесперебойно поставлялись продовольствие, вооружение, обмундирование…

«Мы хорошо помним нашу бабушку, Ольгу Клименову - хрупкую, невысокую женщину», - говорит Татьяна Хмеловец.  «И представить, что ей пришлось пережить на войне, нам до сих пор очень трудно», - продолжает рассказ своей сестры Светлана Климентьева.

Родилась Ольга Клименова  в Саратовской области в многодетной семье. После трех классов школы она пошла работать нянечкой - надо было помогать родителям кормить братьев и сестер. Годы спустя, повзрослев и выйдя замуж, она с супругом переехала  из голодающего Поволжья в Грозный. И жизнь потекла своим чередом: у пары появились дети, Ольга Парфирьевна устроилась на кирпичный завод.

Но грянула война. Ее муж ушел на фронт, а на кирпичном заводе стали производить снаряды.

В осаде

В июле 1942 года немецкие войска взяли Ростов-на-Дону и устремились на Северный Кавказ. Что представлял собой Грозный в то время? Продуктами переработки грозненской нефти заправлялись 80 процентов  военной авиации и большинство танков, тягачей, автомобилей и других видов техники. Кроме того, с первых месяцев  войны на заводах Грозного начали ремонтировать танки, орудия, бронепоезда, производили более 90 видов необходимых стране и армии изделий, в том числе минометы, огнеметы, боеприпасы - снаряды, патроны. Фабрики и люди работали круглосуточно, на износ.

- Бабушка вспоминала: «Всегда хотелось есть и спать», - говорит Светлана. - Но она собиралась с силами и шла трудиться дальше. Лозунг «Всё для фронта, всё для Победы!»  не был для нее пустым звуком.

Готовясь к нападению гитлеровцев, все жители Грозного вышли на строительство  оборонительных рубежей вокруг него - копали окопы, строили бетонные доты. А при приближении вражеских войск кольцо из траншей вокруг города заполнили нефтью и подожгли. Дым заслонил солнце, ничего не было видно. Самоотверженность грозненцев не знала границ:  все попытки немецкой армии прорвать оборону оказались безуспешными. Но не смирившись с поражением, немцы стали бомбить город, пытаясь уничтожить в нем все живое.

В огне пожарищ

- Особенно жестокими были налеты 10-15 октября  1942 года, - рассказывала внучкам Ольга Парфирьевна. - Помню, как однажды рано утром на востоке появились, наверное, двести немецких самолетов.  Скрываясь в солнечных лучах, они начали бомбардировку города. Женщины и подростки, работавшие на строительстве оборонительных рубежей, поспешили  спрятаться в окопах, но не всем это удалось.  Запасов нефти в Грозном тогда было много: она и в цистернах хранилась, и в подземных резервуарах. Немцы старались это всё уничтожить, сильно бомбили. Страшные пожары охватили город - пылающая нефть текла по улицам, горели опоры, плавились железные столбы. Пламя было до небес! От огня и удушья погибло много людей, в том числе и пожарных. Но Грозный был спасен. Полностью осада закончилась только в январе, когда наши войска перешли в наступление.

Все это время, несмотря на усталость и бомбежки, женщины по вечерам вязали носки и рукавички для фронта, а чтобы хоть как-то скрасить тяжелые военные будни, они создали хор и выступали перед горожанами.

Награды в детских руках

- Такой была наша бабушка - трудолюбивой, с закаленным войной характером, - говорит Татьяна. - Даже во время бомбежек она вместе с другими смелыми женщинами тушила на крыше завода зажигательные снаряды, собирая их железными щипцами и сбрасывая в бочки с водой. Муж ее с фронта не вернулся, пропал без вести. Из троих детей тяжелое лихолетье пережил только один сын - наш отец, и то только потому, что его эвакуировали в Казахстан.

После войны Ольга Парфирьевна еще много лет продолжала трудиться на родном заводе, в мирное время вновь ставшем кирпичным. Посвящала много времени внукам, она очень их любила.

- Никогда не забудем, как собирались по праздникам всей семьей у бабушки за большим круглым столом, - вспоминает Светлана. - Во время таких посиделок мы часто просили ее достать свои награды. Мы много раз с гордостью держали в руках и рассматривали медали «За оборону Кавказа»,  «За доблестный труд» и орден Ленина. А однажды к бабушке приехали из военкомата и вручили удостоверение труженика тыла. Мы с сестрой стали расспрашивать ее, что это значит. В тот день она нам много рассказала о войне, хотя обычно вспоминать те годы не любила. Кстати, в «наследство» с военных времен у нее до конца жизни было особое отношение к селедке. Тогда в Грозном ее было очень много, и эта соленая рыба стала основным продуктом питания населения вместе со скудными хлебными пайками.

- Теперь нашей бабушки нет с нами, - рассказывает Татьяна, - но память о ней, ее рассказы о круглосуточной работе у станка и тяжелой жизни в военные годы навсегда останутся в нашей памяти.

Операция «Эдельвейс»

Еще до начала операции «Эдельвейс» в Германии создали нефтяные фирмы, получившие  разрешение на эксплуатацию месторождений на Кавказе на 99 лет. Авиации было запрещено сбрасывать бомбы на нефтедобывающие поля.  Приступая к операции, немецкое командование не сомневалось в успешном и быстром ее завершении. Задачу войскам они обозначили так: «…сосредоточить все имеющиеся силы на южном участке фронта с целью ликвидации всякого сопротивления западнее Дона, чтобы в последующем захватить нефтяные районы Кавказа».

На этом направлении немцы сосредоточили мощную группировку войск, насчитывающую 167 тысяч человек, 1130 танков, 4540 орудий и минометов, 1000 самолетов.

Но главную ставку фашисты делали не на силу, а на идеологическую диверсионную работу, учитывая то обстоятельство, что кавказский регион являлся самым многонациональным в составе СССР. Немецкая пропаганда пыталась посеять вражду между народами, развалить тыл, производилась усиленная вербовка местного населения, но все усилия немецких войск  оказались напрасными.

 

Фото Юлианны Фальш

Любовь Каренина

Баннер