Побег из «Букового леса»

Статьи / «Память жива» 29 января 2020 2 553

…1985 год, я первоклашка. Первая неделя в школе. Мы идем в музей, там проходит встреча с бывшим директором школы, ветераном Великой Отечественной. Он говорит о войне, о концлагере Бухенвальд. На стендах фотографии истощенных людей в спецформе в полоску – за работой, в бараках, в карцерах, камерах пыток и расстрела… Меня охватывает ужас, как и каждого, кто впервые видит эту выставку в музее боевой славы. Он и сейчас действует, только уже в Доме культуры, что в селе Второпесьяново Ишимского района. Музей создал бывший узник лагеря Фёдор Алексеевич Девкин, мой родственник. И свою историю он рассказывал не одному поколению школьников.

Он много лет работал учителем, а потом руководил сельской школой. Многие годы после Великой Отечественной Фёдор Алексеевич переписывался с работниками архива концлагеря, бывшими узниками, собирал информацию о том, каким адом на земле был Бухенвальд, чтобы мы, дети, не видевшие войны, знали о бесчеловечности фашизма. Название одного из крупных концентрационных лагерей на территории Германии в переводе с немецкого означает «буковый лес».

Родился Фёдор Девкин в 1921 году в селе Неволино Ишимского района Омской области (ныне это территория Тюменской области). На фронт лейтенант Девкин, в июне 1941 года окончивший Омское пехотное училище имени Фрунзе, попал в первых рядах. Уже 20 июня его подразделение направили в распоряжение Киевского укрепрайона, Фёдор Девкин принял командование взводом 161-го отдельного пулеметного батальона, который занял оборону. В конце сентября начали отступать, и вскоре части Красной армии были замкнуты противником в узкое кольцо в районе Борисполя. Нашим солдатам оставалось только прорываться из окружения.

Череда заточений

«Ночью с несколькими бойцами нам удалось пройти мимо обороны противника, мы последовали на восток, – вспоминал Фёдор Алексеевич. – Небольшие группы бойцов были прижаты к болоту вблизи села Гусинцы Полтавской области, я попал в плен. На следующий день на переправе мне и еще четверым удалось бежать. Потом меня снова схватили. По злому року началась череда заточений и побегов. Тюрьмы Ржищевска, Кагарлыка, Василькова, Белой Церкви...».
Так лейтенант Девкин провел целый год на оккупированной немцами территории.

15 человек были убиты сразу

«Немецкий писарь в моем формуляре указывал: «Склонен к побегу», – рассказывал Фёдор Алексеевич.
Многих пленных с такими пометками отправляли в концлагеря. Так, в апреле 1943-го Девкина и еще около сотни наших бойцов перевезли в концентрационный лагерь Бухенвальд. 
«Мы тащились по каменистой дороге, вокруг гремели выстрелы. Конвой пристреливал тех, кто падал от усталости. Взобрались на гору, где расположен Бухенвальд, и вошли в ворота с издевательской надписью: «Каждому свое». 15 человек были убиты сразу, остальных разместили в блоке для военнопленных, – рассказывал бывший узник. – Бухенвальд был обнесен колючей проволокой, заряженной высоковольтным током. Улицу, ведущую к лагерю, называли кровавой. Каждый заключенный, возвращавшийся в лагерь после работы, знал, что если эсэсовец выкрикивает команды, то надо было бежать, спасая свою жизнь. Тех, кто от истощения и жажды не мог быстро передвигаться, расстреливали на месте. А тех, кто не успевал попасть в лагерь, привязывали к воротам, и они мучительно умирали без воды и пищи на глазах у всех. Крематории не прекращали свою работу ни на минуту. За воротами лагеря находилась площадь для перекличек. Здесь регулярно проводились массовые убийства. На людей натравливали собак, помещали в ящики, устланные гвоздями и колючей проволокой. Многие не выдерживали издевательств и сами бросались на колючую проволоку. Работа была изнуряющая – не менее 12 часов ежедневно: таскали камни, работали на заводах по изготовлению оружия и военного оборудования. Помимо всего люди гибли от регулярных вспышек различных инфекционных заболеваний, в том числе тифа и дифтерии».

Готовились дать отпор

Несмотря на то, что существование в лагере представляло собой ежеминутную смертельную опасность, многие советские военнопленные, в их числе и лейтенант Девкин, не впадали в отчаяние, морально не сдавались и продумывали способы освобождения. 

«Среди заключенных, втайне, мы стали создавать сеть надежных товарищей, которые преданы Родине, Советскому Союзу. Я нашел троих. Каждый потом по цепочке находил себе еще по три человека. Когда нас было уже немало, разделились на роты и взводы. Я руководил первым взводом, была еще группа пулеметчиков и преданная группа в 20 человек – всего около 100 бойцов, – рассказывал Фёдор Алексеевич. – Нашей целью было сплотить людей, сомкнуть в единый кулак, разработать план нападения на казарму № 17 рядового и офицерского состава и в целом предотвратить внезапность нападений эсэсовцев, да и не так дешево отдать свою жизнь».

Вблизи лагеря был завод, производивший винтовки, боевые и мелкокалиберные пистолеты, телефонные и радиоаппараты. Лагерная охрана расстреливала на месте тех, кто оказывался в неположенном месте. Но всё же были моменты, когда заключенным удавалось ускользнуть от постоянного надзора фашистов. Например, во время воздушной тревоги, когда пленники в беспорядке загонялись в бараки. Такая возможность, конечно, связанная с огромным риском, была и у команды заключенных, которых обязали вывозить отходы на огород. На заводе заключенным удалось раздобыть несколько сотен патронов, гранат, пистолеты, тол и бикфордов шнур, части винтовок и многое другое. А потом, буквально под носом у охранников, доставить всё это в бараки. 

«Я выяснил, в какое время в подвал, где работали заключенные, загружают картофель. Взяв мешок картофеля с автомашины, я внес его в подвал и высыпал. Уборщик Паша, имевший ключи от некоторых комнат, открыл ту, в которой находились боеприпасы. Я их сложил в ведро, присыпал мусором, опоясал себя бикфордовым шнуром. То же самое сделал мой товарищ, – рассказывал ветеран. – Мывыскользнули из подвала, сложили боеприпасы в заранее устроенный под дном повозки скрытый ящик и во время тревоги провезли в лагерь.»

(Продолжение в следующем номере «НГ»)

Бухенвальд (Buchenwald) – один из крупнейших концентрационных нацистских лагерей. Создан в 1937 году в окрестностях города Веймара. С 1937 по 1945 год узниками лагеря были сыше 239 тысяч человек. Первоначально это были немецкие политические заключенные, однако позднее, в годы Второй мировой войны, здесь содержались представители самых разных национальностей. Узники лагеря подвергались различным преступным медицинским экспериментам, непосильному изнурительному труду. Для владельцев многих крупных промышленных предприятий это была практически бесплатная рабочая сила. Несмотря на то, что официально Бухенвальд не имел статуса «лагеря смерти», уже с лета 1937 года там начали уничтожать людей. Всего в Бухенвальде было уничтожено более 56 тысяч человек различных национальностей, в том числе около 20 тысяч советских военнопленных.