Артюхов ОНЛАЙН

Воины моей семьи погибали на фронте и томились в плену

17 февраля 2018 569

Ни одну семью не обошла стороной Великая Отечественная война. Каждый выполнил свой долг, приближая долгожданный день победы над врагом. Так случилось, что мои родные дедушки не попали на фронт. Мамин отец занимался вооружением боевых самолетов на авиабазах ДальнегоВостока. Папин выращивал хлеб для фронтовиков в полях Зауралья. Мои бабушки в юные годы укрощали комбайны и тракторы. В это время погибали на фронте или томились в фашистском плену их братья…

Воскрешение Лазаря

Самый младший из братьев и сестер моего дедушки был двенадцатым ребенком в семье. Согласно святцам, православные родители назвали новорожденного Лазарем. Кто знает, не имя ли сыграло свою роль в судьбе моего двоюродного деда?..

Когда в августе 42-го девятнадцатилетнего Лазаря призвали на фронт, его старшие братья Михаил и Николай трудились в колхозных полях. Оба слыли лучшими трактористами. Моего 30-летнего деда Михаила почему-то так и не взяли на фронт. Зато 25-летний Николай в 43-м яростно бил фашистов в составе 2-го Украинского фронта. Командир башни танка Т-34 в бою был отважен и смел. За свои подвиги удостоен ордена Славы III степени. После серьезного ранения ноги вернулся домой и еще долгие годы продолжал выращивать хлеб для Родины вместе со старшим братом.

Лазаря же судьба привела на Калининский фронт, где в декабре 42-го шли ожесточённые бои. В январе 1943 года в зауральскую деревеньку пришла похоронка: «Ваш сын, красноармеец Осколков Лазарь Иванович, в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 17 декабря 1942 года и похоронен в деревне Шайтровщина Бельского района Смоленской области».

Младшенький, любимый… Горе моей прабабушки не имело границ. До конца войны родственники считали Лазаря погибшим. Его имя можно найти в Книге Памяти Курганской области.

Несколько лет назад, когда я заинтересовалась судьбой своих воевавших родственников, мне удалось установить истинную картину пленения младшего брата деда и проследить его перемещение по лагерям вплоть до конечного пункта – концлагеря Маутхаузен в Австрии. Как водится, рассказывать о войне он не любил, поэтому для родных эта тема оставалась тайной за семью печатями.

На самом деле в бою, разгоревшемся

17 декабря 1942 года у города Белого, Лазаря ранило пулемётной очередью. Вместе с другими его подобрала санлетучка, но словно из ниоткуда появившийся немецкий танк раздавил санитарные сани, проехав по раненым бойцам. Последнее, что запомнил Лазарь – надвигающаяся на него свастика...

Лазарет для военнопленных был создан по приказу Гиммлера 6 января 1943 как эталонный. Забота об инвалидах должна была использоваться на фронте в пропагандистских целях. Планировалось разбрасывать листовки с фотографиями, документирующими хорошее обращение с пленными. В лазарет доставлялись получившие увечья из лагерей вермахта и лазаретов среднего участка фронта. Первый транспорт прибыл 21 мая 1943 года. Вскоре в лазарете содержалось уже около 2 000 военнопленных.

Очнулся он во время операции в фашистском лазарете. Кости обеих ног оказались сильно раздроблены, и русский врач из военнопленных ампутировал их. Без наркоза. Ноги заморозили и начали «пилить как дрова» – вспоминал Лазарь Иванович. Страшно остаться безногим в 19-летнем возрасте, но именно эта трагедия спасла его жизнь.

Из пересыльного лагеря в белорусском городе Борисове в мае 43-го Лазаря перевели в Шталаг 382. Вскоре с первой партией таких же инвалидов он попал в лазарет лагеря для военнопленных частей СС Майданек, где пробыл почти год.

Летом 1944 года эшелон с 1 250 военно-пленными, в числе которых был и младший брат моего деда, отправился в Австрию. Военнопленные прибыли в концлагерь Маутхаузен, где безногий Лазарь оставшийся до Победы год занимался шлифовкой каких-то металлических деталей. Узники нацистского лагеря смерти Маутхаузен были освобождены американскими войсками 5 мая 1945 года.

Представители советского командования появились в лагере в сентябре. После благополучного прохождения госпроверки на территории Латвии брат деда был отправлен домой. Можно только представить радость родных, которую они испытали при появлении на пороге дома неожиданно «воскресшего» Лазаря!..

Четыре ранения – одна смерть

Сейчас хочется локти кусать от досады, но пока моя бабушка была жива, мы почему-то вообще не затрагивали в разговорах тему войны. То малое, что я знаю о ее старшем брате, погибшем на фронте, удалось найти исключительно благодаря документам.

Родившийся в 1918 году Парфён был долгожданным первенцем. Это кажется невероятным, но его появления родители ждали целых 11 лет!  Почему-то он представляется мне этаким первым парнем на деревне – веселым, задиристым, отчаянным. Когда грянула война, Парфён Попов одним из первых ушел добровольцем на фронт.

За два года, проведенных в боях, командир взвода пулеметчиков был четырежды ранен. Уже в сентябре 1941 года он участвовал в обороне подмосковного города Боровска, где получил сквозное пулевое ранение левой кисти. Едва подлечившись в эвакогоспитале 5-й Советской больницы города Москвы, отправился на фронт.

Следующее ранение настигло его в феврале 1942 года подо Ржевом, где его 28-й запасной лыжный батальон занимал деревню Соломино. В это время в ходе ожесточенных боев десятки деревень по берегам Волги были стерты с лица земли. Наши стрелковые части наступали ночами: днем немецкая авиация усиленно бомбила и обстреливала передний край. Одной из таких ночей нашим разведчикам удалось вывезти на подводах более тысячи раненых. Среди них был и тяжело раненный в бедро Парфён.

В медсанбате он пробыл неделю, потом был переведен в полевой, а оттуда в сортировочно-эвакуационный госпиталь. Уже через месяц после такого серьезного ранения мой двоюродный дед вновь вернулся в свою часть и продолжил бить врага.

Третье ранение (в ногу) он получил, яростно разя врага из своего пулемета в районе плацдарма Красная Горка. В четвертый раз отчаянный пулеметчик снова был ранен в руку. Произошло это через полгода в августовских кровопролитных боях при взятии деревни Алферово в районе Ржева.

Все четыре ранения перечислены в наградном листе от 20 июня 1943 года, когда Президиумом Верховного Совета СССР Парфён Кузьмич Попов был представлен к медали «За отвагу». Подтвердил их и мой запрос в Военно-медицинский музей Санкт-Петербурга.

Остановить моего родственника в его ненависти к фашистским захватчикам смогла только смерть. 25 сентября 1943 года он поступил в госпиталь с диагнозом «слепое осколочное проникающее ранение правой затылочной области». Рана оказалась несовместима с жизнью, и 4 октября единственный брат моей бабушки умер. Похоронен он в Тульской области. От него не осталось даже фотографии…

Юлия СИДАРЮК

Фото из семейного архива и рунета

 

Другие новости по теме:
Дмитрий Артюхов ответит на вопросы журналистов и ямальцев
Баннер