18 июня 2022 335
Автор: Екатерина Сапаровская

Спасибо пандемии, которая надолго закрыла залы столичных театров. Благодаря этому обстоятельству Юлия Батурина сменила Санкт-Петербург на Муравленко и возглавила театральные студии Дома культуры «Украина». Жанна д’Арк на мотоцикле, будни наркопритона и пытки кипящим маслом – каждый новый спектакль в постановке Юлии Батуриной оказывается еще более неожиданным и ярким, чем предыдущий.

За полтора года – более десяти спектаклей, в среднем – по одному в месяц. И про каждый можно сказать: в Муравленко такое впервые. Причем стоит напомнить, на сцену выходят инженеры, медики, нефтяники, но отнюдь не актеры.

– Юлия Владиленовна, вам сложно работать с любительской труппой?

– Меня совершенно не пугает, когда человек в сценическом плане – «чистый лист». Тем более что это не первый мой опыт. В Кирове я ставила Епархиальные рождественские елки с прихожанами храма. Режиссер в России в большей степени является педагогом, чем постановщиком. Так говорил мой учитель Леонид Ефимович Хейфец. Я научу, покажу. Если есть хотя бы крупица таланта, помогу его раскрыть. В спектакле «Жанна» Надежда Кереб полтора часа держит зал, вы и не вспоминаете о том, что она фельдшер. А как она освоила бой с тенью! Выучила самостоятельно по видеозаписи, которую подготовил специалист по сценическому движению. Хочу отметить Диму Тимофеева (Печорина) в «Женитьбе». А без Кости Саратцева не сложился бы спектакль «Блин-2», где он играет Блинова-отца. Рост мастерства у ребят я вижу колоссальный, это уже очевидно.

– А вы учите играть по Станиславскому? «Я в предлагаемых обстоятельствах?»

– Да, только эту фразу многие понимают неправильно. Не «я», а мой персонаж в предлагаемых обстоятельствах. Почему Михаил Чехов считается лучшим исполнителем роли Гамлета за всю историю театра? Он знал о нем всё, для себя расписал жизнь принца датского с трех лет. Поэтому, запуская новую пьесу, мы обязательно погружаемся в материал. Когда репетировали «Красавицу из Линэна» Мартина МакДонаха, смотрели его фильмы «Залечь на дно в Брюгге», «Семь психопатов», «Три билборда на границе Эббинга, Миссури». Изучали ирландский характер. Кстати, ирландцы во многом похожи на нас. Люди эмоциональные, безудержные, свободолюбивые, но при этом очень теплые. В их менталитете тесно соседствуют крайности: смешное – страшное, любовь – ненависть.

Бывает, новички у нас начинают «играть». Говорят: «Сейчас, сейчас, я найду нужную интонацию». Я просто прихожу в бешенство: «Кто вас так научил? Забудьте навсегда!». Надо понять, узнать своего героя достаточно глубоко, чтобы найти его внутри себя и перевоплотиться. Что он ел на завтрак, где у него болит, что говорит во время внутреннего монолога. Тогда всё получается. Меняется психофизика. Человек, который в жизни не плакал, может зарыдать на сцене в нужный момент. Сутулится, хотя вне роли у него отличная осанка. И нередко актеры сами находят собственные точные решения. Так, Надя придумала, что ее героиня, Морин, будет рисовать углем из камина круги на стене. Очень точный образ безумия. Я такие вещи всегда приветствую.

– Как вы распределяете роли? Бывает, что желания и возможности не совпадают?

– «Луч» – замечательная команда. Никаких интриг, зависти, атмосфера очень доброжелательная. Так складывается, что все, кто хочет, находит свои роли. Директор ДК Марина Валентиновна в спектакле «У войны не женское лицо» играет на баяне, задействована она и в «Блине-2». А ее заместитель Елена Геннадьевна в пьесе МакДонаха представляет саму Ирландию – в плащике, под зонтом она читает Байрона. Она хотела участвовать, и был придуман такой образ. Конечно, несовпадения порой случаются. В «Красавице из Линэна» изначально планировалось, что мать будет играть Наташа Петрова, а не я. Но быстро стало ясно, что она не подходит. Она слишком добрая и мягкая. И не смогла бы стать старухой, которая отравляет жизнь своей взрослой дочери. Автор по-другому видел эту героиню. В таких случаях я непреклонна, для меня спектакль важнее даже человеческих отношений, все это знают и не обижаются.

– Какие еще постановки представите в этом сезоне?

– Уже готова «Муха-Цокотуха», спектакль мы поставили совместно со студией «Ритм». Взрослого зрителя ждет комедия «Странная миссис Сэвидж» Джона Патрика, а подростков – «Собаки-якудза» российского драматурга Юрия Клавдиева. Выпустим также и «Предложение» Чехова. И в мае по театральной традиции закроем сезон.

– Вы верите, что театр может сделать зрителя лучше, чище, добрее? И что для этого зрителю порой надо пережить шок?

– Верю! Главное – не искать мораль, а найти теплоту и любовь внутри себя. Спектакль «Блин-2» очень жесткий, в пьесе Алексея Слаповского есть моменты шокирующие. Чтобы вызволить сына из наркопритона, отец решает сам поселиться в нем. Но суть-то в том, что парень стал наркоманом, потому что дома он никому не был нужен… Если после спектакля кто-то из родителей постучится в дверь к своему ребенку-подростку и спросит, как дела, что нового, наша с автором цель будет достигнута.

Юлия Батурина окончила актерский факультет ГИТИС и Театральный институт имени Бориса Щукина. Работала в знаменитом своими яркими нестандартными спектаклями Пермском театре «У Моста» как актриса. Около 20 лет была главным режиссером Серовского театра драмы имени А. П. Чехова, позже – Кировского театра юного зрителя «На Спасской». Член гильдии режиссеров России. Всего поставила более 160 спектаклей на разных площадках страны, многие из них – участники театральных фестивалей, отмечены наградами. 

Другие новости по теме:
Баннер