Не забывать о своих дедах – это святое

Статьи / «Память жива» 17 февраля 2017 554

– Провожали дедушку на войну всей деревней – родственники, соседи.  А бабушка принесла ему в ладони иконку: «Никитушка, молись! И она тебя сбережет». Это была нательная икона Божьей Матери, дедушка с ней не расставался. Он свято верил, что она помогла ему выжить в том аду, – начинает свой рассказ Иван Мамчур.

 

Это происходило в 1942 году в селе Прислуч Берёзновского района Ровенской области Украины. Тяжело было расставаться с женой Ульяной, детьми, старшему из которых не исполнилось и десяти лет, а младшим дочкам-двойняшкам Наде и Оле (маме Ивана Фёдоровича) всего по одному годику. Им многое предстояло пережить: голод и нехватку самого необходимого – зимой выходили на улицу, чтобы подышать свежим воздухом, по очереди, не хватало обуви.

Но как бы там ни было, а Родину защищать Никита Свирипчук считал святым долгом. Обняв родных, с надеждой на скорую встречу, он ушел на фронт. Ему был сорок один год.

Спасла иконка

Служил Никита Васильевич пулемётчиком, прошел через всю Восточную Европу, освобождая Венгрию, Румынию, Чехословакию. Был несколько раз ранен. Уже в 1945-м его еще раз тяжело ранило, после госпиталя демобилизовали, и он вернулся домой. По воспоминаниям мамы Ивана Фёдоровича Ольги Никитичны, отец пришел домой с пулемётом, она очень хорошо запомнила большой черный диск, который крепился сверху. «Тяжелое ранение у дедушки повлекло контузию, он стал плохо слышать.  Рассказывал, что спасла его иконка Богоматери, которой он молился в трудные бои, когда от непрерывных взрывов дрожала земля, в роковые минуты между жизнью и смертью, надеждой и отчаянием. Больше никаких подробностей», – говорит Иван Фёдорович. И сколько бы дети, а потом и внуки не спрашивали у Никиты Васильевича о войне, он был непреклонен, ничего не рассказывал. Внук ветерана считает, что очень тяжело было вспоминать, наверное, об этом говорило его менявшееся лицо, строгий взгляд и нахмуренные брови: «Вам об этом страшном времени не нужно знать, у вас счастливое будущее, мы для этого сделали всё!»

Послевоенные годы выдались не менее тяжелыми. Чтобы прокормить семью, приходилось работать день и ночь. У Никиты Васильевича имелся небольшой надел земли, где они все трудились. Никто тогда не думал о каких-то доходах, главное – это вырастить хлеб, чтобы накормить детей. «Хлеб – это же святое», – говорил дедушка, не позволял даже крошке упасть со стола. Да и мама моя знает цену хлебу и нас научила бережно к нему относиться», – рассказывает внук фронтовика.

В памяти Ивана Фёдоровича дедушка остался строгим, но в то же время очень добрым и неприхотливым человеком. Жена Ульяна рано ушла из жизни, дети выросли. Дедушка Ивана Фёдоровича жил в небольшой избе, крытой соломой, в которой пол был земляной. Рядом стояли дома сыновей, а неподалеку жила дочь Мария. Так что Никита Васильевич всегда был вкусно накормлен, обстиран, в доме – чистота, везде домотканые половики и накидки. Уже в пенсионном возрасте он сапожничал на дому, денег ни с кого не брал, никому в помощи не отказывал. «Приду к нему, принесу ботинки чинить. Он сидит, перед ним чугунная лапа, как и положено сапожнику, в руках молоток, а гвозди во рту, спрятались под усами. Тук-тук, прибивает каблук. Очень часто, увлекшись работой, дедушка как будто с кем-то разговаривал, мысли вырывались короткими фразами, например, как брал языка. Может, он в разведке служил, точно никто не знает», – вспоминает Иван Фёдорович.

А еще Никита Васильевич любил ездить в районный центр, ходить по магазинам, купить внукам конфет. Шестерых детей вырастил Никита Свирипчук, их семьи были тоже многодетными.

– Мы жили недалеко, соберет дедушка внуков и своим громким голосом как крикнет: «А ну-ка, постройтесь. Зараз буду называть, кого как зовут». А карманы у него полны конфет. «Петро, Василий, Иван…» И ни одного он не называл правильно, ведь у него внуков было сорок один, любой запутается, – рассказывает, улыбаясь, Иван Фёдорович.

Ольга Никитична, мама Ивана Фёдоровича родила десять ребятишек, ее сестра Мария – тоже десять, а сестра-двойняшка – девять. Все они – матери-героини.

Майский марш

9 Мая Никита Васильевич надевал пиджак с наградами, а их у него было немало: медали «За освобождение Чехословакии», «За победу над Германией», орден Отечественной войны II степени, юбилейные медали. С палочкой, согнутый, но всегда в этот праздничный день он шел на митинг к памятному обелиску, медали, натертые до блеска, позванивали у него на груди. День Победы был очень дорог ему, как сегодня и его внуку Ивану Мамчуру. У Ивана Фёдоровича с этим праздником связано начало его профессиональной деятельности как музыканта. «Когда-то в восемь-девять лет я учился играть на скрипке, а мой брат на трубе. Пытается он что-то играть, крякает-крякает, но ничего у него не получается. Показал он мне ноты, аппликатуру, то есть расположение пальцев, я и сыграл гамму до мажор. На следующий день записался на трубу, а через полгода уже шел в первой колонне на майском параде, играл марши и вальсы, рядом шел мой дедушка. Так я гордился им!» – вспоминает внук героя. Никита Свирипчук прожил 90 лет...

С тех пор прошло много времени, но у Ивана Фёдоровича самые светлые воспоминания о тех годах, о дедушке, о прикосновении его, как тогда казалось, колючих усов. Это для него дорогого стоит. Уже три года он не был дома на Украине, а так хочется увидеться с родными, поспрашивать о дедушке, узнать, сохранились ли его медали. Родственники были счастливы, когда он показывал фотографии, где с портретом дедушки идет в составе «Бессмертного полка». Мама Ивана Фёдоровича просила еще и еще показать фото в рамке, с которого глядел ее отец.

«Не должно повториться зло. О своих дедах надо помнить, это свято. Хочу, чтобы мой сын Назар тоже сохранил память о прадедушке. Я представляю, когда выйдет газета, мама опять будет плакать. Но она будет очень гордиться», – говорит Иван Мамчур.

 

Фото Юлианны ФАЛЬШ

 

Елена МИТРОФАНОВА №7 от 16 февраля 2017года

Баннер