Артюхов ОНЛАЙН

Конфеты на ёлке

Статьи / Авто 31 декабря 2017 279

В 2017 году мне исполнилось 83 года. Пишу впервые, хочу рассказать о новогодней елке. Это было с 1942 на 1943 год. Жили мы в бараке, в маленьком лесном поселке, нас было у мамы четверо. В соседях жила молодая семья: он работал бухгалтером в леспром-хозе, она – поваром в столовой. Были у них дочери-двойняшки. В новогоднюю ночь соседи попросили меня посидеть с их детьми, сами пошли на праздник. Девочки спали в зыбке лубяной на очине – это жердь, продетая в кольцо на потолке, а на веревке была подвешена лубяная зыбка. Я пришла, одежонку бросила под зыбку и легла на нее. Смотрю: стоит елочка, украшенная конфетами. В то время для детей военнослужащих присылали продовольствие американское: консервы мясные, порошок яичный, конфеты, печенье, всё было, но до нас не доходило. Тогда мне было 7 лет, но конфет я не видела. Когда увидела их на елке, сразу поняла, что это конфеты, и так захотелось попробовать… Да еще притом шоколадные! Я долго их рассматривала, они все были в разных обертках. Я осторожно сняла одну конфету, развернула, попробовала языком, потом не удержалась и съела. Где-то за полночь сняла вторую – так неудержимо хотелось еще. А когда съела, сильно испугалась – вдруг они считаны! И что мне будет теперь? А если мама узнает?!

Папа был на войне, а маму мы все слушались, любили и берегли. И так мне стыдно стало, что я разревелась, да так громко, что проснулись девочки. Тут и хозяева пришли…

Вот пишу, а сама плачу. Столько я пережила за эти две конфеты, и всю жизнь переживала. Потом закончилась война, эта семья переехала в другой поселок. Я уже выросла, выучилась на продавца. Получу конфеты для продажи и даже не попробую, так они мне опротивели.

Однажды приехала в поселок, где жила эта семья, встретила хозяйку, она меня узнала, пригласила в дом погреться, была зима. Пришла я к ним, залезла на печку, она мне чай подала. И тут я разревелась во весь голос. Говорю: «Прости меня, тетя Настя, за две конфеты, что тогда я с елки сорвала». Она говорит: «Я и не заметила, что их убыло на елке», – и тоже заплакала. «Ты прости меня, Маруся, неразумную. Это я виновата. Я тебя не угостила». Мы обнялись и долго сидели,  разговаривали.

Вот вспоминаю, сколько довелось пережить нашему поколению: и голод, и холод, и нужду. Мы выжили потому, что собирали грибы и ягоды, выращивали картошку. В школу после войны пошли переростками. У нас в поселке была школа-семилетка, я пошла учиться в 10 лет, после  ее окончания убежала наукрадку из дома, чтобы выучиться на продавца. Окончила курсы продавца смешанных товаров. Вот так всю жизнь и проработала продавцом, недостачи никогда не было. Это мамина наука – не брать чужого.

 

 

Мария Ивановна Генералова №52 от 28 декабря 2018 года

Дмитрий Артюхов ответит на вопросы журналистов и ямальцев
Баннер