«Как же зовут вас, родные?»

Статьи / Авто 11 августа 2017 257

В этом году на месте раскопок также работали 18 отрядов из Московской, Брянской, Смоленской, Ярославской, Архангельской и других областей.

…В нескольких километрах от лагеря ребята из поискового отряда «Восток» города Электрогорска на склоне Чёрного ручья обнаружили останки 10 красноармейцев. Неслучайно. Всю зиму поисковики изучали архивы, карты, донесения и журналы боевых действий. Первый выход на местность дал результат. Прибор сработал на металл, копнули – обнаружили кость.

И вот поисковики слой за слоем снимают грунт. Постепенно начиная понимать, как эти бойцы провели свои последние минуты жизни…

– По боевым донесениям, в районе деревни Шлеповка произошёл такой случай. Была очередная атака на немецкие позиции, и несколько наших бойцов заняли переднюю линию обороны, траншею противника и зашли в блиндаж. Он был заминирован. А когда фашисты отошли на вторую линию обороны, они подорвали этот блиндаж, – рассказывает Егор Черналов,  командир поискового отряда «Восток». – Это был один из очень  сложных раскопов, потому что ни миноискатель, ни щупы – ничего не помогало, мы просто «вставали на лопаты» и перерывали весь берег.

После небольшого отдыха – вновь за работу. Чтобы ничего не пропустить, они руками перебирают каждую горсточку земли, мысленно обращаясь к солдатам: «Как же зовут вас, родные?» Подсказка оказалась близко. Ребята обнаружили именную ложку.

– С одной стороны чётко читается фамилия Шипов, – говорит Егор. – С другой стороны: «09 ноября 1942».

Мы думаем, что это либо дата призыва, либо дата прибытия на фронт. Уже дома с помощью обобщенного электронного банка «Мемориал» в интернете, по форумам, соцсетям, постараемся выяснить более полные данные о бойце. Фронт работы предстоит еще большой.


Летопись событий

С 1941 по 1943-й в этих местах земля, что называется, вставала на дыбы. В начале войны наступление от Смоленска на город Белый 
пытаются сдержать 250-я и 134-я стрелковые дивизии. Но попадают под катки немецких танков. Вражеские войска идут в сторону Ржева. 
Попытки перерезать артерию Белый – Смоленск не увенчались успехом. – Операция «Марс» началась в ноябре 1942 года, 162-я дивизия 
в составе четырех с половиной тысяч бойцов, а также еще четырех тысяч из штрафных батальонов согласно боевому приказу должна была 
перерезать большак «Белый – Смоленск» в районе Чёрного ручья у деревни Околица, – рассказывает Константин Смирнов, руководитель 
поисковой экспедиции «Бельский Плацдарм». – 25 ноября 1942 года началась операция, а 27 ноября полковник Горбачёв доложил, что от 
дивизии остались единицы. сложных раскопов, потому что ни миноискатель, ни щупы – ничего не помогало, мы просто 
«вставали на лопаты» и перерывали весь берег.

«Бабушкина поляна»

Ежегодно, выезжая на раскопки, поисковики наведываются к одной из местных жительниц в деревню Клемятино. Ратиборцы познакомились с Анной Лаврентьевной Чмаровой в 2010 году. С тех пор их связывает крепкая дружба. Ребята любя называют её бабушкой Аней. Когда началась война, она была ребенком. Долго жила в оккупации. Помнит, как зверствовали немцы и как наступали советские войска. В один момент она лишилась отца и родного брата.

– Отца смерть застала возле дома, – вспоминает Анна Лаврентьевна. – Брат погиб в соседнем селе, мы его перетащили сами к дому. Когда проходили мимо воронки от снаряда, увидели там нашего солдата, он уже не дышал. Мы похоронили их троих в одной могиле рядом с домом.

«Бабушкина поляна» – так поисковики называют место, где раньше была деревня бабы Ани – Дубровка. Добраться туда непросто. После проливных дождей грунтовку совсем размыло. Часть пути преодолевают на внедорожнике, потом несколько километров идут пешком.

До войны деревня насчитывала около 60 дворов. А в марте 1943-го была стёрта с лица земли. Уцелел лишь дом старосты. Благодаря воспоминаниям бабы Ани за несколько «Вахт памяти» поисковики сумели обнаружить в этих местах останки многих красноармейцев.

– Одну историю она рассказала достаточно детально. В 1941 году на эту территорию зашли немцы, с собой они привели 11 пленных солдат, которые потом находились здесь почти полтора года. В один из дней 1942 года партизанами был уничтожен немецкий пункт связи в деревне. Наводку дал ребенок,

12-летний Коля Орешкин. Немцы вычислили, что это он навел, и казнили мальчика на глазах у всей деревни. А пленных заставили его похоронить на руинах этого сожженного пункта связи. После расстреляли и пленных солдат. Хоронили их жители деревни, в том числе и баба Аня. Она нам показала, где всё было, – говорит Андрей Прасолов, командир муравленковского поискового отряда «Ратибор». – Мы нашли это место и подняли останки 11 солдат. А вот мальчика не нашли. Может, баба Аня ошиблась с местом захоронения, а может, время не пощадило детских косточек.

Дом Анны Лаврентьевны стоял на окраине села, рядом с которым покоятся её родные, а также неизвестный солдат. Вот уже несколько лет за могилой ухаживают наши поисковики. Из Муравленко туда привезли мемориальную доску, устанавливали ее вместе с нашими юными ратиборцами.

«Брянский лес»

Название «Брянский лес» этот участок получил не случайно. В прошлом году поисковики отряда «Вертикаль» из Брянска – это летчики сеченского авиационного полка, подняли в этих местах останки десяти бойцов – в полной экипировке, с самозарядными винтовками Токарева, штык-ножами. В этом году зону поиска расширили. К «Вертикали» присоединились еще несколько отрядов. В первый же день раскопок обнаружили трёх погибших красноармейцев, а вместе с ними и смертный медальон. С обратной стороны записки, вложенной в него, боец даже указал адрес и имя родного ему человека. Эта самая ценная находка, то, ради чего сюда едут поисковики.

«Вахта памяти» завершилась. 40 павших воинов со всеми почестями предали земле. Всего здесь благодаря поисковикам нашли покой более 600 солдат. А за теми, кто еще остался лежать на полях былых сражений, поисковики обязательно вернутся в следующий раз. И так до тех пор, пока не будет похоронен последний солдат.

 

 


Муравленковцы на «Вахте памяти»

 

Андрей Гирш несколько лет назад окончил в Муравленко многопрофильный лицей, сейчас учится в педагогическом университете имени Герцена в Петербурге.

– У меня есть надежда найти медальон или личную вещь бойца. Ради этого сюда едут поисковики – установить как можно больше имён, – говорит он.

Светлана Антонова – геофизик по профессии, поисковик в душе. Вот уже который год подряд весной, в свой отпуск, она едет сюда, на тверскую землю, чтобы восстановить имена тех, кто не вернулся с войны.

– Мне иногда говорят: «Зачем тебе это?» Тогда я рассказываю, как в прошлом году практически из-под асфальта на трассе Смоленск-Москва достали останки солдат, и спрашиваю: «А если бы это были ваши или близкого человека деды, прадеды – вы бы спокойно ездили по этой дороге?» И сразу вопросы отпадают.

 

Татьяна Бойко №32 от 10 августа 2017 г.

Баннер