Потерянное детство

Статьи / Авто 27 октября 2016 362

В 1942 году родных Марии Барздун и по материнской, и по отцовской линии депортировали в село Ивашкеевка Омской области, где они прожили больше пятнадцати лет. Тогда ее родителям было всего лишь по 12-13 лет. «Деда по материнской линии сразу определили в трудармию, вскоре забрали и мамину старшую сестру, тетю Аню, – рассказывает Мария Адамовна. – Мама до депортации успела окончить четыре класса, а потом работала дояркой в колхозе. Все родственники находились под надзором комендатуры – документов не было, никуда их не выпускали…»

С начала 1942 года мужчины в возрасте от 15 до 55 лет и женщины от 16 до 45 лет, у которых дети старше трех лет, были мобилизованы в так называемые рабочие колонны, позже получившие название трудармии, которые расформировали только в 1947 году.

В этом селе ее родители и встретились. «От тех времен в памяти остались только отрывки из голодного детства. Маме пришлось особенно тяжело: нас было пятеро детей, всех надо накормить, одеть, – говорит Мария Адамовна. – «Комендатуру» сняли только в 1958 году. Через год мы переехали в село Семеновка Волгоградской области, но там не дали разрешения на прописку. Обратно в Сибирь родители не хотели возвращаться, поэтому выбрали Казахстан».

Денег у молодой семьи было совсем мало, купить смогли только старенькую лачужку. Апполинария Каспаровна была мастерица на все руки, не чуралась никакой работы. Не покладая рук трудился и Адам Филиппович. Со временем они построили крепкий дом. «В 1961 году я пошла в первый класс. И даже спустя столько лет после войны и реабилитации дети обзывали меня, просто потому что я немка. Но потом все успокоились», – вспоминает Мария Адамовна.

В 1977 году ее родители вместе с детьми вернулись в Сибирь, переехали в Татарск. А в 1990-е годы, когда российским немцам разрешили вернуться на историческую родину, ее родители с младшим сыном уехали в Германию, остальные её близкие остались в России.

«И мама снова осталась одна...»

Тамара Ивановна Григорович до сих пор вспоминает со слезами на глазах времена, когда ее мама, оказавшись вдали от дома, пропадала на работе и одна воспитывала пятерых дочерей.

«Когда началась Великая Отечественная война, мама, Мария Фёдоровна, осталась одна с малолетними детьми. Ее муж ушел на фронт, и больше ничего о нем родные не знали. А через некоторое время маму депортировали, – вспоминает Тамара Григорович. – Отправили ее из Самары в маленькую деревеньку в Пермский край, дочерей брать с собой не разрешили. Всё же спустя некоторое время ее сестра вместе с племянницами приехала к ней на товарном поезде».

Вдали от родного города женщина познакомилась с молодым мужчиной Иваном Григоровичем. Они создали семью, вскоре у них появилась дочка – Тамара.  Иван Алексеевич работал начальником железной дороги, под его руководством строились пути и шахты. По долгу службы его отправили в другой регион, а Марии Фёдоровне пришлось остаться: репрессированным немцам нельзя было свободно передвигаться по стране. В последний раз Иван Григорович видел дочь в день ее крестин и настоятельно рекомендовал жене ни в коем случае не менять фамилию малышке и оставить его, отцовскую.

«Так мама опять осталась одна. Папа нам помогал, отправлял посылки. Но связь с ним потерялась. Когда нас реабилитировали, мама отказалась возвращаться в Самару, потому что у нас там никого из родных не осталось, – говорит Тамара Ивановна. – Бывает, молодые жалуются на то, что плохо живут… Я всегда вспоминаю, как мы вшестером жили в бараке. Мама приносила на ужин кусочек хлеба, который мы делили поровну…»

Сейчас Тамара Григорович и Мария Барздун живут в Муравленко, помогают детям воспитывать внуков и хотят лишь одного – счастливой и мирной жизни, чтобы никто больше не видел тех лишений и трудностей, через которые им пришлось пройти…

Фото Юлианны ФАЛЬШ

Татьяна МАРКОВА

Баннер