Золотом в камне высечена фамилия Марка Масько на памятнике

Статьи / Авто 20 февраля 2016 306

Предполагалось, что героем нашей беседы с Юлией Герасименко будет ее прадед, но оказалось, что и прадед мужа прошел Великую Отечественную, и его история тоже заслуживает внимания. Впрочем, как и истории других людей, переживших  военные годы.

Своего прадеда, Марка Масько, Юлия помнит высоким, красивым мужчиной, хотя возраст его был солидным – далеко  за восемьдесят.

– У него всегда было особое отношение к хлебу, и называл он его только хлебушком, не иначе, – рассказывает правнучка. – До последних дней сам ходил за ним в пекарню, а это было не близко. По возвращении домой непременно садился в свое любимое кресло, долго держал хлеб в руках и наслаждался запахом.

И это не удивительно. Родившись в 1915 году в Краснодарском крае, он много лет отдал селу, работе на комбайне, заботам о посеве, выращиванию и уборке урожая.  Довелось ему и в пекарне потрудиться. Так что цену хлебу Марк Петрович знал не только в деньгах, еще измерял и нелегкими рабочими буднями, и мозолями на руках.

В возрасте 26 лет, в 1941-м, Марк Масько ушел на фронт. Служил в кавалерии, в пехоте, в разведке… Однажды раненым попал в плен. Несколько месяцев, проведенных там, показались ему адом, о котором он с трудом вспоминал всю жизнь. Это стало физическим и психологическим испытанием с тяжелыми условиями содержания и нечеловеческим обращением, немцы его жестоко пытали, требовали выдать секретные данные о расположении наших частей, данные о стратегических точках и результатах разведвылазок. Через несколько месяцев красноармейцы освободили пленных. Далее был госпиталь и традиционная в то время для бывших пленных  проверка на надежность, после чего его опять отправили на передовую.

Дома у Марка Масько оставались жена и трое сыновей. Один из них, Анатолий Маркович, позже рассказывал своим внукам, как ждали они писем с фронта: «Выбегали за село и там встречали почтальона. Если письмо было, то с ним в руках со скоростью ветра неслись домой с хорошей вестью – раз письмо, значит отец жив!»

Вернувшись с фронта, Марк Масько о войне не рассказывал. Лишь однажды сыновьям сказал: «Часто думал, что очередной день не переживу и меня пуля достанет – слишком много было вокруг смертей». Повезло – вернулся. После войны продолжал работать в колхозе. С детства привыкший к труду, никогда  не сидел без дела, занимался собственным хозяйством. Вырастил прекрасный виноградник, который после его смерти перешел по наследству сыну Анатолию Марковичу, а позже – внуку Сергею: сейчас с семьей он проживает в доме Марка Масько. Хранится у них и дорогая реликвия – каска деда Марка, во многих местах пробитая пулями и осколками.

– Несколько перенесенных во время войны ранений оставили на его теле многочисленные отметины, –  говорит Юлия.  – Он был буквально изрешечен пулями и осколками и до конца жизни хромал. Помню, как Марк Петрович в числе других ветеранов Великой Отечественной войны приходил к нам в школу – вся грудь в орденах и медалях – и, рассказывая о пережитом на фронте, не мог сдержать слез.

Награждён орденом Отечественной войны II степени, медалями «За Победу над Германией», «За Победу над Японией», множеством юбилейных медалей.

– В станице, где проживал дед, установлен большой памятник, посвященный воинам Великой Отечественной, – рассказывает Юлия. – На нем золотыми буквами высечены фамилии освободителей Родины от немецко-фашистских захватчиков, среди них – Масько Марк Петрович. Когда мой сын немного подрос, у памятника мы ему рассказали про деда-героя. Нам есть кем гордиться! Прадед моего мужа,  Романа Герасименко, тоже храбро воевал на фронте.

Иван Герасименко также был уроженцем станицы Новоплатнировская Краснодарского края. В 1943 году совсем юным ушел на фронт рядовым в 9-ю гвардейскую Кубанскую казачью кавалерийскую дивизию. Позже служил разведчиком в 4-й гвардейской разведывательной дивизии, был ранен. После госпиталя вновь ушел на фронт и служил уже в

30-й отдельной кавалерийской дивизии.

В сентябре 1943 года в дом Герасименко пришло первое тревожное известие: «Иван Васильевич Герасименко в Запорожской области пропал без вести». Через полгода – еще одно казенное письмо и опять с той же вестью – «пропал без вести», но уже в Одесской области. Родные не знали, что и думать. Но произошло чудо – Иван Герасименко остался жив и летом 1945 года вернулся домой с орденами Ленина, Кутузова II степени, Суворова II степени и множеством медалей.

Послевоенные годы проживал в станице, работал в колхозе.

– Мы горды тем, что подрастающему сыну Елисею есть что рассказать о том героическом времени на примере наших родных, и надеемся, что ему никогда не придется воевать, – говорит Юлия Герасименко.

 

Фото из семейного архива Герасименко

Любовь КАРЕНИНА

Баннер