От Ленинграда до Сахалина через Кёнигсберг

Статьи / Авто 9 октября 2015 206

Информационная война, о которой мы сейчас очень часто слышим в выпусках новостей, -  изобретение далеко не новое. Ее отдельные приемы, в частности, распространение агитационных листовок и плакатов, используют, наверное, с момента появления печатного станка. Такой вид давления на противника применяли и фашисты против советской армии. И первыми, кто противостоял захватчикам на идеологическом фронте, были политруки. Они вселяли в солдат уверенность в победе, поднимали их боевой дух и с кличем «За Родину! За Сталина!» вели за собой бойцов в атаку…

Ефим Кузьмич Кошкин - прадед Кирилла Третьякова и дед Альбины Третьяковой, служил во время Великой Отечественной войны именно в этом звании.

Из беспризорника в политработники

«Мой героический предок, - рассказывает Кирилл, - родился 1902 году в маленьком селе где-то на границе современных Мордовии и Пензенской области. Правда, в наградных документах указана другая дата его появления на свет - 1907-й. Рос прадедушка в многодетной семье: у него было больше десяти братьев и сестер».

К сожалению, более подробных данных о родителях Ефима Кузьмича у его правнука и внучки нет: когда будущему политруку исполнилось одиннадцать, тот сбежал из дома и его связь с семьей оборвалась. Кстати, по словам Кирилла и Альбины Третьяковых, позже, во время Великой Отечественной войны и дальше уже в мирной жизни, Ефиму Кузьмичу не раз пригодились знания и опыт, полученные во время скитаний по лесам и полям нашей Родины. Умение находить съедобные травы и корешки, развести костер с одной спички - все это одинаково полезно и для солдата, и для человека, живущего месяцами в глухом лесу.

После нескольких лет бродяжничества Ефима Кузьмича отправили в детский дом, там он получил среднее образование. «Даже сейчас сироте довольно сложно социализироваться в обществе, - говорит Кирилл, - а какая разруха была в России после революции! По окончании семилетки после детского дома прадед оказался предоставлен сам себе. Но он не растерялся и смог устроиться на работу и даже поступить в Ленинградскую школу политработников. Думаю, это еще один повод гордиться моим прадедом».

С запада на восток

В 1939-м друга Ефима Кузьмича Кошкина хотели осудить как врага народа. А он начал заступаться за своего товарища и едва сам не угодил в подвалы дома на Лубянке. «В то время не все политруки и комиссары  были с «человеческим лицом», - отметила Альбина Вячеславовна. - Но мой дед никогда не писал доносы и анонимки на солдат, не заставлял подниматься их в самоубийственные атаки. А ведь некоторые люди тогда строили на этом карьеру».

Войну Ефим Кузьмич встретил уже семейным человеком. К ее началу у него было двое детей и красавица-жена. На фронт его призвали в июне 1941-го уже в звании политрука. «На передовую прадед попал не сразу, - рассказывает Кирилл. - Примерно в течение года он служил в должности комиссара роты отдельного дорожного эксплуатационного батальона. Но даже в тылу ему удалось отличиться, и летом 1942 года Ефима Кузьмича наградили медалью «За боевые заслуги».

Через пару месяцев политрук добился перевода в подразделение, которое принимало непосредственное участие в боевых действиях. В его составе он сражался на Курской дуге, участвовал в Орловской наступательной операции, операции «Багратион», освобождал Прибалтику и воевал в Восточной Пруссии.

«Есть у моего прадеда еще одна награда, - говорит Кирилл, - орден Отечественной войны II степени, ее он получил за подвиг, совершенный уже в последние месяцы  войны, во время наступательной операции в районе Мазурских озер».

9 мая 1945-го Ефим Кузьмич встретил в Кенигсберге. Но если многие советские солдаты после Победы поспешили домой, то молодого и отважного политрука перевели на Дальний Восток, бить «самураев». «Через какое-то время дед оказался на Сахалине, причем на флоте, - вспоминает Альбина Вячеславовна. - Правда, воевал он там недолго. Ефим Кузьмич был храбрым солдатом, примером для своих товарищей, всегда рвался в гущу сражения. И в одном из боев снаряд разорвался где-то неподалеку, его зацепило. Ранение было очень серьезным, врачи даже не смогли достать все осколки, засевшие в нем. И в итоге медики приняли решение комиссовать его».

В одном строю

В Муравленко в строю «Бессмертного полка» с портретом Ефима Кузьмича шел другой его правнук Никита, младший сын Альбины Вячеславовны. «Мы решили, что так будет лучше, - рассказывает Альбина Третьякова, - это такой способ передать память о своих предках самым юным членам семьи. Но дед «побывал» 9-го Мая не только в нашем городе. С его портретом прошли родственники еще в Тамбове и Борисоглебске».

Третьяковы гордятся подвигами своего предка, бережно хранят его фронтовые фотографии, военный билет и другие «сокровища», доставшиеся им по наследству. «Считаю, таким образом мы оберегаем частичку истории всей нашей страны», - уверен Кирилл.

 

Выдержка из наградного листа

…28 января 1945 года при отражении вторым стрелковым батальоном 63-го стрелкового полка контратаки противника в районе Шенфлис, Восточная Пруссия, товарищ Кошкин сам руководил пулеметным расчетом, и контратака была отражена. Бойцы 2-го взвода ворвались в переднюю линию траншей противника…

 

Фото Юлианны Фальш

Евгений ЧЕРНИГОВСКИЙ

Баннер