Подвиг гвардии рядового Гилёва

Статьи / Авто 15 июня 2015 292

О том, что ее отец - герой, Татьяна Коротаева знала всегда. Но в чем заключалось его геройство - это ей стало известно совсем недавно. В преддверии празднования 70-летия Великой Победы ее старшая дочь нашла архивные документы о награждении, которые свидетельствовали о подвигах деда…

- Папа не любил вспоминать о войне, - рассказывает Татьяна Фёдоровна. - Он был очень добрым человеком, в людях видел только хорошее и на наши вопросы отвечал: «Зачем вам эти ужасы?» Мы знали, что он был связистом, освобождал Чехословакию, Польшу, дошел до Берлина. Только однажды отец рассказал, как во время форсирования Днепра в Киеве боялся, что снаряд попадет в его плот, а он не умеет плавать. Воспитывая нас, всегда отмечал, что в любой ситуации надо оставаться человеком и приводил в пример случай, который произошел на его глазах. Когда они пришли в одну из деревень, один из наших солдат, несмотря на запреты товарищей, пошел и отобрал у женщин и детей последний кусок хлеба. А в скором времени, когда бойцы были в блиндаже, на них упал снаряд. Отца с товарищами раскидало в разные стороны, и они все остались живы, а того - убило».

Фёдор Ефимович Гилёв родился в 1918 году в деревне Сосновка Пермского края. В 1942 году получил повестку и сразу же отправился на фронт, в тылу у него осталась жена Антонина Георгиевна с новорожденным сыном. Службу Фёдор Гилёв начал в звании гвардии рядового телефониста батареи управления 24-й гвардейской Киевской пушечной артиллерийской бригады. Воевал на Северо-Западном, Воронежском, 1-м и 4-м Украинских фронтах, войну закончил в звании ефрейтора.

«Мы никогда не придавали особого значения наградам, которые были у отца, да и он сам никогда их не выпячивал, - вспоминает Татьяна Коротаева. - И только после того, как дочь показала нам его наградные документы, мы осознали, как же ему было тяжело на войне, через какой ад и ужас папа прошел».

Помимо многочисленных юбилейных медалей Фёдор Гилёв награжден медалями «За отвагу», «За победу над Германией» и орденом Красной Звезды. В описании подвига говорится: «Гвардии рядовой Гилёв в ночь на 30 июля 1944 года вместе со своим боевым товарищем - связистом гвардии рядовым Путиенко - проложил связь на 5 километрах за 35 минут, производя прокладку кабеля только бегом». И далее идет описание устранения порывов связи во время обстрелов, то есть под свистящими совсем рядом пулями…

- До призыва в армию папа работал взрывником на шахте, после войны устроился в строительную организацию, где проработал бетонщиком всю свою жизнь, до глубокой старости, пока тяжело не заболел. Его портрет был на Доске почёта, - продолжает вспоминать отца Татьяна Фёдоровна. - Нас в семье было трое: два старших брата и я. Никто из нас не знал, что такое ругань в доме, отец никогда не повышал голоса. Они с мамой очень жалели друг друга, уважали. Когда я вышла замуж, папа никогда не вмешивался, не говорил, что, мол, делайте так или так. Но помогал всегда и во всём.

Однажды, когда бетонщику Гилёву предложили вместе с семьей переехать из старенького частного дома в благоустроенную квартиру в новостройке, он очень долго отказывался, переживал, что есть люди, которые нуждаются в жилплощади больше, чем он.

Но с помощью многочисленных уговоров и доводов, что ему как участнику Великой Отечественной войны полагается новое жильё, Фёдор Ефимович согласился. «Папа очень любил людей, и его все уважали, - говорит Татьяна Фёдоровна. - Помню, когда мы сообщили его коллегам, что он умер, организация взяла все расходы за ритуальные услуги на себя, и никакие возражения на этот счет со стороны родственников не принимались. Провожали папу всем поселком»…

Сегодня, глядя на черно-белый снимок отца, Татьяна Коротаева сквозь слезы улыбается. Ей очень повезло, так как у нее был самый замечательный, добрый и любящий папа на свете. Именно он взял ее за руку и отвел в первый класс, он, ожидая возвращения дочери из техникума, учился стряпать пироги, пока мама была в больнице. А когда она подарила ему сначала одну, потом вторую внучку, с огромной любовью заботился о них. «Дочери уже взрослые. Когда папы не стало, старшей было шесть лет, а младшей - восемь месяцев, - говорит Татьяна Фёдоровна. - Но у нас до сих пор хранятся все куклы, которые он дарил девочкам, лапти, которые сам плел, его награды. Все вещи наших родителей мы бережно и свято храним, как и память о них».

 

Фото Юлианны Фальш

Татьяна КОЗАРЬ

Баннер