12 февраля 2021 1 837
Автор: Юлия Сидарюк

Незадолго до начала Великой Отечественной войны многодетная семья Гринченко перебралась из Новосибирской области в Крым, поближе к старшему сыну Ивану, служившему там юристом. Не знали тогда мать и пятеро ее детей, как скоро судьба разбросает всех по свету, как исковеркает их будущее, какой неизгладимый след оставит в душах на всю оставшуюся жизнь.

– Моя бабушка по линии матери Мария Павловна Матросова, в девичестве Гринченко, часто рассказывает о своей семье. О том, что еще до революции ее дед – уроженец Киевской области Матвей Гринченко – женился на сибирячке Анастасии. О том, как сначала стопроцентный украинец оказался в Сибири, а спустя годы их семья переехала на юг страны, – рассказывает учитель физкультуры пятой школы Сергей Сидарюк.

Роковой переезд

В семье Гринченко было пятеро детей, одна из них – прабабушка Сергея Александра Матвеевна. Ее старший брат Иван до войны служил юристом в Крыму, а младший Степан готовился к срочной службе. На чью долю выпало больше испытаний – братьев или сестер Гринченко – не измерит сегодня уже никто. Мужчины этой семьи долгие месяцы обороняли Севастополь от фашистов, проливали кровь, выносили приговоры военного трибунала, страдали в плену. Женщины же пережили две страшные битвы за Крым, 22 долгих месяца под немецко-фашистской пятой, оставаясь без какой-либо связи с Родиной, без вестей о родных.

«Хотите выжить – работайте», – сказали немцы Александре Гринченко. И она работала: стирала, варила, убирала. Ответственная и серьезная, она считала своим долгом сберечь мать, сестер и двух своих дочек. Их отец, летчик, погиб в воздушном бою над Чёрным морем.

После долгожданного освобождения Крыма весной 1944-го Александра устроилась санитаркой в госпиталь Симферополя, где до конца войны и уже после Победы выхаживала раненых красноармейцев.

– Бабушка Маша вспоминает слова матери, пережившей две битвы за Севастополь и оккупацию Крыма. Моя прабабушка всю жизнь не могла забыть, какой красной от крови была вода в Керченском проливе во время освободительных боев, и что побережье было сплошь устлано телами погибших с обеих сторон. Вместе с другими выжившими крымчанами Александра Матвеевна собирала раненых, которых затем доставляли в госпиталь. Некоторые просили добить их, настолько мучительны были раны, – рассказывает правнук.

В результате Крымской наступательной операции весной 1944 года потери 17-й армии вермахта только на суше составили 100 тысяч человек, в том числе свыше 61 тысячи человек пленными. Войска Красной армии и силы флота в ходе Крымской операции потеряли 17 754 человека убитыми и 67 065 человек ранеными. 10 мая в час ночи Москва 24 залпами из 342 орудий салютовала освободителям города.

Встреча через десятилетия

После Победы Александра Матвеевна сошлась в гражданском браке с фронтовиком, авиамехаником Павлом Просоловым. В декабре 1946-го родилась их дочь Маша, бабушка Сергея Сидарюка. К сожалению, пути ее родителей вскоре разошлись. Мария Павловна никогда не знала и совсем не помнит своего отца, не осталось даже фотографии. От него девочка унаследовала лишь отчество да серые глаза.

Совсем недавно послевоенное изображение Павла Герасимовича Просолова появилось в фотогалерее «Дорога памяти» на портале «Память народа». Там же правнук узнал, что родной отец бабушки дожил до 1971 года. Когда почтальон принесет в заснеженное зауральское село бандероль с этим номером муравленковской городской газеты «Наш город», 74-летняя бабушка Сергея Сидарюка впервые увидит лицо того, кто дал ей жизнь...

Долгое время на портале «Память народа» не было документов, которые помогли бы пролить свет на боевой путь родного отца Марии Павловны. Наградной лист на орден Красной Звезды с подробным описанием подвига гвардии старшего сержанта Павла Просолова появился совсем недавно.

Согласно ему, Павел Герасимович родился в 1918 году в Севастополе. 22 июня 1941 года был призван на фронт Севастопольским ГВК. 22 декабря 1942 года механик по приборам и кислородному оборудованию 54-го гвардейского истребительного авиационного Керченского полка был награжден медалью «За оборону Сталинграда», а в марте 1945-го – орденом Красной Звезды.

Из наградного листа:
...Будучи мастером по приборам, часто оставаясь за механика, лично обслужил 940 боевых вылетов, и не было случаев невыполнения или срыва задания по причине неисправности приборов по его вине.
...В период Бобруйской, Холмско-Люблинской операций и в последнем решающем наступ-лении 1-го Белорусского фронта гвардии старший сержант Просолов без мастера обслужил 300 боевых вылетов на боевые задания, и всегда приборы работали безотказно.
Лично им и под его руководством на 9 самолетах, поврежденных в воздушных боях, восстановлено и отремонтировано 60 приборов.
Неоднократно при проверке состояния материальной части отмечалось, что приборы эскадрильи – в лучшем состоянии, за что гвардии старший сержант Просолов имеет ряд благодарностей от командования полка и дивизии.
Поврежденные приборы в результате воздушных боев восстанавливаются им быстро и в короткие сроки.
Дисциплинированный и выдержанный младший командир. Спиртных напитков не употребляет. Достоин правительственной награды ордена Красной Звезды.

Вместо отца

Когда Маше было пять лет, ее мама вышла замуж за бывшего фронтовика, уроженца Нижегородской области Александра Петровича Князева. Он-то и стал девочке настоящим отцом, а ее внукам – прадедом, которого они помнят. Ветеран ушел из жизни в 1998 году, значительно пережив супругу, с которой прожил вместе 36 лет.

Старший сержант командир отделения радиосвязи 166-го зенитного артиллерийского полка 18-й зенитной дивизии РГК 4-го Украинского фронта Александр Князев был одним из тех, кто освобождал от фашистов Крым, оборонял переправу через залив Сиваш. Под ожесточенными бомбардировками и артобстрелами старший сержант держал связь на острове Русский с командными пунктами полка. А когда при налете штурмовиков загорелась машина со средствами связи, под разрывающимися бомбами Князев закидал ее землей, потушив огонь. За свои боевые подвиги награжден медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За освобождение Варшавы».

Председатель военного трибунала

Служивший в суде Севастополя Иван Гринченко в своей семье имел огромный авторитет. Неслучайно мать с остальными детьми перебралась к нему поближе. В первый же год войны 33-летний Иван Матвеевич был призван Симферопольским РВК в ряды Красной армии, служил в составе Северо-Кавказского фронта. Уже в начале войны, с августа по октябрь 1941-го, участвовал в кровопролитных боях за Одессу, где был тяжело ранен осколком снаряда.

За время Великой Отечественной майор, а затем подполковник юстиции Иван Гринченко был членом военного трибунала 56-й армии, председателем военного трибунала 25-й стрелковой дивизии. Среди его наград – медали «За оборону Одессы», «За оборону Кавказа», «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», а также орден Красной Звезды.

Из наградного листа
...Товарищ Гринченко своей повседневной активной работой помогал командованию в воспитании боевых качеств командиров и красноармейцев. Судебные процессы проводил среди бойцов непосредственно в частях, мобилизуя красноармейскую массу и начсостав на выполнение боевых задач, поставленных перед ними командованием соединения.
На боевом посту 21 сентября 1941 года был тяжело ранен осколком снаряда. Достоин правительственной награды –
ордена Красной Звезды.

В свое время Александра Матвеевна сохранила фотографии старшего брата, которые тот присылал матери. Последняя фотокарточка уже полковника юстиции Ивана Гринченко датирована 15 февраля 1950 года. Ровно через два месяца его мамы не стало. В ночь на 18 апреля 1950 года 66-летняя Анастасия Андреевна Гринченко и ее внучки 18, 12 и 8 лет трагически погибли в городе Тогучине Новосибирской области, куда семья переехала после войны. Но это уже совсем другая история...

Защитник Севастополя

Непросто сложилась военная судьба младшего из мужчин Гринченко – Степана. На фронт Великой Отечественной 21-летний Степан попал прямиком со срочной службы, куда был призван Симферопольским РВК в 1940 году. В память о Степане Матвеевиче потомкам его старшей сестры досталась старая фотокарточка периода его службы в морфлоте. Красивый и стройный, безмятежным взглядом смотрит с фотографии матрос Краснознаменного Балтийского флота. На обороте надпись: «На долгую и добрую память дорогой мамочке от сына
С. М. Гринченко. Мама, лично Вам! 5 октября 1940 года, 20 лет». Степан еще не знал, что его ждет.

Судьба уготовила шоферу управления госбезопасности НКВД Степану Гринченко стать участником героической 250-дневной обороны Севастополя в октябре 1941 – июле 1942 года. Более 200 тысяч отчаянно оборонявших город солдат, матросов и мирных жителей были обречены на смерть и плен. Уже никогда не расскажет двоюродный прадед Сергея Сидарюка, как выживал в осажденном городе без воды, еды и боеприпасов. Как отстреливались до последнего патрона и ходили в атаку с голыми руками бойцы. Как обессилевших, раненых, потерявших сознание их захватили в плен. Героически сражавшийся город пал 4 июля 1942 года. Согласно документам, обнародованным на портале «Память народа», в этот день был пленен в Севастополе и Степан Гринченко.

За годы оккупации фашисты повесили, расстреляли, сожгли в топках и на баржах, утопили в море более 27 тысяч, угнали в неволю свыше 45 тысяч севастопольцев и военнопленных. Степан Матвеевич выжил. Вплоть до освобождения в августе 1944 года союзными войсками военнопленный Гринченко содержался в фашистском концлагере на территории Франции.

Из немецких концлагерей заключенных переводили в советские лагеря. Их, защищавших Родину сколько хватало сил, судили за измену. Совершившие величайший подвиг, получали позорнейшее клеймо. Многие отказывались от своих семей, чтобы не ломать им жизнь. Единственное, что известно сегодня потомкам старшей сестры защитника Севастополя и бывшего военнопленного Степана Гринченко о его послевоенной судьбе, – последние годы жизни он работал шофером на Крайнем Севере.

Круг замкнулся

История, как известно, циклична. Спустя 70 лет правнук механика Керченского истребительного авиаполка Павла Просолова и санитарки Симферопольского госпиталя Александры Гринченко, уроженец Зауралья Сергей Сидарюк проходил срочную службу. Проведя четыре месяца в подмосковной артиллерийской учебке, он попал по распределению в 126-ю отдельную бригаду береговой обороны, входящую в состав береговых войск Черноморского флота России. Как гласит «Википедия», в 1944 году 126-я отдельная Горловская дважды Краснознаменная ордена Суворова бригада береговой обороны принимала участие в освобождении полуострова Крым.

Еще не зная подробностей семейной истории, Сергей участвовал в параде Победы, который традиционно проходит в городе-герое Керчи. Ему выпала честь быть линейным, равнение на которого держит весь строй. На роль линейного отбирают лучших солдат с безукоризненной строевой выправкой.

Более того, два месяца готовясь к параду, его участники жили в палаточном лагере на заброшенном аэродроме Багерово под Керчью. Том самом, где когда-то готовил к боевым вылетам советские истребители прадед Сергея Павел Просолов. Колесо судьбы сделало оборот...

Другие новости по теме:
Баннер