Подвиг адъютанта. Юный Али Алиев смог перехитрить немецких снайперов

13 ноября 2019 911
Автор: Зульфия Фарвазова

По темному коридору госпиталя шла медсестра. Комбат отправил ее в палату проверить состояние молоденького черноглазого сержанта. Тот уже 12 дней только лежал – не ел, не пил, лишь иногда чуть слышно сопел. Наверняка уже перестал дышать, значит, надо похоронить парня и сообщить об этом матери. Медсестра открыла дверь палаты и закричала – парнишка сидел.

– Спустя годы отец рассказывал, что в это время он видел сон, будто за ним гонится целая толпа людей, – рассказывает сын ветерана Али Алиева Октай. – Он прибежал к реке, толпа его уже почти догнала. И тут появился пророк на коне, поднял отца, перенес его через реку и сказал: «Не бойся, сынок. Твои враги скоро утонут». Тут вода в реке внезапно поднялась и унесла толпу людей на дно. Пророк оставил отца около кустарника и исчез. И тут папа проснулся.

Домой – на костылях

Юный Али был весь мок-рый. На крики медсестры прибежали врачи с комбатом и велели сменить ему одежду. А молодой человек показывал на губы – просил пить и кушать. Он был худой, кожа да кости, и еще очень слаб. Через два дня Али смог встать на ноги – пока не без посторонней помощи, но это означало, что сержант пошел на поправку.

Это случилось в Кёнигсберге в 1944 году. Затем до конца Великой Отечественной войны юный Али лежал в госпитале в литовском Вильнюсе, там же встретил День Победы. Уже после войны его лечили в Москве, домой он прибыл лишь в конце ноября 1945 года – на костылях.

– На теле отца не было живого места: на войне он получил множество ранений, потерял один глаз, а еще до конца своей жизни вынужден был ходить с протезом, имитирующим пятку, – рассказывает Октай Алиев.

У Али непростая судьба. Он был младшим сыном зажиточного человека. Семья проживала в селе Пенсар Астаринского района Азербайджана. Но в 30-е годы Алиевых раскулачили, глава семейства был вынужден бежать на территорию Ирана и там впоследствии умер. Двух старших сыновей, оставшихся дома, посадили в тюрьму за кражу колхозного зерна – те хотели накормить мать. Третьего сына – Марофа – забрали на войну с финнами в 1938 году. Потом он участвовал в Великой Отечественной и советско-японской войнах. Дома в это время оставался младший – Али. Но на войну в 1943-м ушел и он, ему тогда было 17 лет. После учебы в белорусском Могилёве Али служил адъютантом командира и оттуда отправился воевать в Кёнигсберг.

В обход смерти

– У отца очень много наград, среди них три ордена Красной Звезды, – рассказывает сын ветерана. – Первый он получил еще до Кёнигсберга, но мне мало что известно об этой награде. А вот историю другого подвига я хорошо запомнил... Лето. Жара. Рота, в которой служил отец, приближалась к колодцу. Все хотели пить. Но тут немцы открыли по ним огонь. Человек 20 подстрелили – к колодцу на открытой местности так никто и не смог подойти. Где-то сидели три немецких снайпера, а где именно – красноармейцам выяснить не удалось. Подошла очередь Али. Шустрый адъютант решил обойти врагов – выросший в горах юноша хорошо ориентировался на местности. Пытаясь целиться в него, снайперы снова открыли огонь, чем и выдали себя. Но по ним уже начали стрелять наши солдаты. Целились вслепую, но попали – скоро ответный огонь немцев прекратился. За этот подвиг отцу дали орден Красной Звезды.
После войны Али вернулся домой инвалидом первой группы, работал в колхозе: зоотехником, землемером. Вместе с супругой Хафисой Сейфолла кызы они вырастили 10 детей. Все сыновья получили высшее образование.

– Отец был очень строгим, и мы его побаивались. Но физически он нас никогда не наказывал. Провинились – давал какое-нибудь задание по дому, - вспоминает Октай Алиев свое детство. – И учителям говорил, что жалеть нас не надо и даже советовал быть с нами построже. Сам был инвалидом, а нас на ноги поставил. В одно время он заведовал сельской столовой. Я был еще ребенком и часто проводил время у отца на работе. Там и научился некоторым кулинарным хитростям, которые использую до сих пор. Семью нашу знают и уважают на родине, и это во многом благодаря отцу – целеустремленному герою Великой Отечественной войны.

В боях за Кёнигсберг

В семье Октая Алиева есть еще один герой – двоюродный брат его отца Мирза Джабиев, которому присвоено звание Героя Советского Союза. Как и Али Алиев, он участвовал в боях за освобождение Кёнигсберга, но воевал в другой роте. На родине солдата – в городе Астаре – установлен бюст героя, а в Калининграде его имя увековечено на мемориале Героям штурма Кёнигсберга и на памятной стеле на территории форта № 5.

Он был командиром стрелкового взвода 235-й стрелковой дивизии. 6 апреля 1945 года под прикрытием огня советской артиллерии взвод лейтенанта Джабиева преодолел канал и подобрался к форту № 5.
Бойцы Джабиева разминировали подходы, взрывчаткой подорвали стену и ворвались в форт. Ожесточенный бой длился больше суток. К вечеру 8 апреля лейтенант Джабиев лично поднял над главной башней Красное знамя. Был ранен, но остался в строю и принял на себя командование ротой.
Потом на улицах Кёнигсберга взвод Джабиева штурмовал здание за зданием и захватил большое количество боевой техники. Лейтенант лично уничтожил 8 гитлеровцев и 13 взял в плен.      

Другие новости по теме:
Баннер