«Пишу, а немец бьёт по нам...». Письма с фронта сержанта Александра Арзюкова

12 июля 2019 971

«Скорее бы прогнать немчуру. Вчера живьем поймали их офицера, когда вели его, он только и твердил: «Капут, капут», – делился в своем письме в августе 1942 года красноармеец Александр Арзюков. Эти весточки с фронта бережно хранятся в семье Антона Борисова. Они пропитаны любовью к близким, болью разлуки и верой в победу...

Александр Николаевич Арзюков родился в 1901 году в селе Хованщина Саратовской губернии. В 17 лет окончил Сердобское реальное училище, в 24 года женился. Когда началась война, у Александра с Софьей уже были двое сыновей и дочь. В мае 1942 года глава многодетного семейства отправился на фронт. По распределению попал в 202-ю часть третьего спецбатальона противотанковых ружей. Софья Александровна, жена нашего героя, во время войны работала санитаркой. Немало ночей она провела в госпитале, ухаживая за ранеными, помогая врачам вернуть к жизни тех, кто был близок к смерти, забывая об усталости и голоде.

Первая весточка

Антон Борисов о своем прадеде знает лишь из рассказов родственников, старых черно-белых фотографий и потрепанных, сложенных треугольником, писем с фронта. Первое письмо, которое солдат Арзюков отправил своим детям, датировано июлем 1942 года. В нем всего несколько строк, но они говорят о многом. Как отец троих детей тоскует по ним, боится, что война разлучит их семью навсегда.

Сегодня я поехал на фронт. Пишите. Жду писем. Юра, вы с Котькой мне обещали.
Не забывайте отца. Пишите, я жду. Пишите коротко, живы ли все и здоровы дома. Жду от Вас письма с нетерпением. Маме пишу отдельно. Жду от тебя, как учишься.
Целую Вас всех. Ваш отец.

«Благодаря письмам мы можем понять, что бойцы чувствовали, как переживали разлуку с близкими и как мечтали о победе. Узнать больше и поговорить вживую с прадедом нам не удалось, ведь наш ветеран так и не вернулся с полей сражений», – рассказывает Антон Борисов.

Жизнь на передовой

Родные Соня и ребятки!
Привет вам из окопа моего. Пока жив и здоров… Давно на передовой – Лицом к Лицу с немцем. Каждый день и по нескольку раз бросаем мины, всё же мы будем продвигаться вперед. Для меня сейчас становится уже чувствительной разлука с вами: если день – ещё так-сяк, а ночи и вечера – хуже... Вот теперь пишу, а немец бьет по нам, только гул в ушах. Потерь же в нашей роте пока за всё время 11 человек, ну и несколько раненых. Говорить и писать о питании не приходится, кушаем сравнительно хорошо, просто часто не представляется возможным или доставить, или поесть некогда, да и еда подчас не лезет и на ум... 

Это послание пришло спустя месяц после первой весточки. Александр Арзюков уже был на фронте. Служил он вторым бойцом при расчете противотанковых ружей, проще говоря, помощником наводчика. В его задачи входило переносить боекомплект, рыть окопы, во время боя подавать патроны, вести наблюдение за противником, а при необходимости и самому вести стрельбу из ПТР. «К сожалению, узнать, где именно находился прадед в момент написания письма, не удалось. Но совсем недавно благодаря информационным интернет-ресурсам стало известно, что в 1943 году воинские части, в которых воевал Александр Арзюков, были перекинуты в район Белгорода. Там красноармейцы занимались разминированием полей», – говорит Антон. 

Вот лишь небольшая выдержка из журнала боевых действий. «За короткое время первая рота очистила около 10 минных полей. Только за один день было зарегистрировано 9 несчастных случаев, один боец погиб».

Так описывали один из дней военных будней…

Мысли о доме

Кровопролитные сражения, минометные обстрелы, а в минуты передышки мысли сержанта Арзюкова – о доме и родных, милые и важные детали их жизни волнуют его всегда.


Пиши мне, Соня, как Юрка, как все вы, почему не пишет Юрка, если бы он знал, какую боль доставляет он мне своим неведением, мне, человеку, которому в жизни пришлось видеть много плохого. Как начал учиться Котя и пошла ли в школу Нелька? Я жду, пиши прямо-таки с нетерпением: здесь на свете никого нет, и ни с кем и ничем я не делюсь! Всё глотаю в себя. Окоп, окоп и тому подобное. Скорее бы прогнать немчуру.
И вот последнее письмо жене. Ответа на него он так и не получил. В декабре 1943 года Александр Арзюков на Украине в районе Запорожья пропал без вести.
Ну пока, целую тебя и ребят крепко. Ваш отец.(подпись).
27/VIII
P. S. Больно думать, как вы будете проводить зиму, но мне ты напиши, что приготовила, а остальное понятно. Еще раз целую.

«Держу в руках эти листочки, и внутри всё переворачивается... Я представляю, в какой обстановке писались письма, что чувствовал мой прадед, обращаясь оттуда к родным, и каким важным событием в семье было получение очередного письма, – говорит Антон. –
Письма с фронта – живая память о моем прадеде».

Другие новости по теме: