История воздушного снайпера Петра Максимова

5 июля 2019 776
Автор: Анастасия Попова

«Подробно с историей жизни своего героического прадедушки по отцовской линии Петра Васильевича Максимова я познакомилась не так давно, – говорит лицеистка Татьяна Максимова. – Мне по-настоящему стало очень интересно, захотелось узнать что-то о своих родных, участниках Великой Отечественной войны. Тогда мои родители рассказали мне о прадедушке, как он жил и где служил – много фактов, которые лично меня поражают. Считаю, что такими историями необходимо делиться – это память, которая должна жить вечно. Прадед Пётр всегда говорил, что прошлое никуда не уходит, не исчезает бесследно, оно всегда с нами».

С детства грезил о небе

Петя Максимов родился 25 октября 1919 года. Жил он в Амурской области. Еще со школы ему нравились самолеты: сначала он делал бумажные, потом выпиливал деревянные, а позже всерьез увлекся настоящими. После окончания школы Пётр вместе с товарищами занимался в комсомольском аэроклубе. Для ребят технические уроки и тренировочные полеты на По-2, в народе его еще называли «кукурузником», были настоящим счастьем. В то время чуть ли не каждый второй юноша мечтал о покорении бескрайних небесных просторов и выполнении «мертвой петли»(«петли Нестерова»). На занятиях в аэроклубе молодежь узнавала о строении самолетов, о технике взлета и посадки воздушного судна. Будучи учеником, Пётр Максимов нечасто садился за штурвал. Только по прошествии времени и приобретении необходимых навыков ему стали доверять технику. В полетах он чувствовал себя гораздо увереннее, чем остальные начинающие летчики.

«Молодой истребитель»

К армейской службе он готовился основательно. Летчик-истребитель Максимов посещал занятия не только в аэроклубе, но и обучался в ОСОАВИАХИМе. Учился легко на хорошо и отлично. Однако офицером авиации после учебы Петру стать не довелось: выпустился сержантом. Вместе с одногруппниками он учился и аттестовывался экстерном. В 1940 году его призвали служить, а в июне 41-го года грянула Великая Отечественная война… Уже тогда молодой Максимов летал на боевых самолетах наравне с опытными пилотами на Северо-Западном фронте, руководство которым возлагалось на командование и штаб Ленинградского военного округа. В воздушном бою ловкими маневрами он обходил фашистские самолеты и подводил их под удар.Парня заметило командование, и о нём было решено рассказать в газете «Воздушный снайпер». Пожелтевшие вырезки с заголовком «Молодой истребитель» сейчас бережно хранятся в семье его сына.

На войне как на войне

Пётр Васильевич служил в 72-м гвардейском истребительном авиационном полку. Вспоминая военные годы, рассказывал, как много им тогда пришлось пережить. Как прятались в лесу от фашистов, без еды и воды по трое суток, пока не доходили до какого-нибудь ручья.

Так, в октябре 44-го в страшном воздушном бою противник подбил сразу несколько истребителей. Те, кто остался жив, выпрыгнули с парашютами из горящих машин над непроходимым лесом. Там им удалось отыскать друг друга, и вместе они стали продираться через чащобу. Летчики брели больше недели, изможденные и голодные, но они сумели-таки дойти до своего аэродрома. 

В одном из боев, управляя ЛаГГ-3, Максимов подбил четыре фашистских самолета, но и его самолет подбили под Шяуляем. Истребители чаще остальных принимали на себя первый огонь – они прикрывали штурмовики и бомбардировщики. Раненый Пётр Васильевич Максимов, тогда уже гвардии старший лейтенант, награжденный орденами Отечественной войны II степени и Красного Знамени, попал в плен, в концлагерь. В какой именно, к сожалению, неизвестно. Но известно, что именно находясь в плену он лишился одной из своих наград – фашисты вырвали прикрученный к гимнастерке орден. Так и получилось, что документы на орден у Петра Васильевича были, а самой награды – нет.

В 44-м его родителям прислали извещение о гибели сына от командира части Скорынина: «Уважаемые Василий Дмитриевич и Анна Епимаховна! Высылаю справку о награждении вашего сына, гвардии старшего лейтенанта Максимова Петра Васильевича, не вернувшегося с боевого задания 22.10.44 г.». Позже от командования пришло опровержение. В письме из штаба сообщалось о том, что летчик Максимов жив, но получил ранение. 

Вернулся живой

Он трижды пытался бежать из плена, и каждый раз его ловили. И только четвертый побег оказался успешным. Вместе с группой пленных он бежал из концлагеря, воспользовавшись неразберихой, которая происходила у гитлеровцев на исходе войны. Невероятно, но факт: Пётр Максимов снова, как и после блужданий в лесу осенью 44-го, нашел свою авиачасть и явился в штаб. По возвращении к полетам его не допустили, отправили в Уфу на проверку, а потом демобилизовали из армии. Вернувшись с войны, Пётр Максимов стал преподавать в сельском клубе уроки танцев и уроки игры на аккордеоне. Но даже несмотря на то, что он прекратил летать, никогда не переставал грезить о небе.

Другие новости по теме: