Передавал сигналы особым почерком военный радист Михаил Дугин

2 апреля 2019 839

Из передатчика доносятся вой турбин самолетов, выстрелы пушек и рев танков. Радиоэфир переполнен различными звуками. И в этом многоголосье он должен распознать свои позывные и уловить сигнал с Большой земли… Михаил Дугин настраивает аппаратуру на нужную частоту и вслушивается в каждый «аккорд» войны. Вдруг из наушников звучит знакомый голос. Он требует командира дивизии. И радист, выполнивший свою задачу, передает трубку старшему офицеру.

В годы Великой Отечественной профессия военного радиста считалась очень редкой. Она требовала долгой и тщательной подготовки. Именно поэтому солдат, принимающих сводку по частотам, берегли как зеницу ока даже в боевой обстановке. Каждый из них в совершенстве знал телеграфную азбуку, имел свой позывной и передавал сигналы особым почерком. Одним из таких специалистов был и Михаил Ильич Дугин.

Он родился 31 октября 1916 года в селе Шабалтак Челябинской области. Будущий радист вместе с двумя сестрами Катериной и Лукерьей и братом Степаном рос в дружной крестьянской семье. К сожалению, больше ничего о его довоенной жизни не известно.

– Когда началась Великая Отечественная, дедушке по линии отца было двадцать два года. Он встретил войну на Дальневосточном фронте, где служил с 1939 года. В тот период там проходила целая череда боев с японскими войсками. В этот локальный конфликт был вовлечен и наш ветеран, – рассказывает Сергей Дугин, внук ветерана.

Ошибка могла стоить жизни

На фронте Михаил Ильич обеспечивал командование бесперебойной радиосвязью. Ему помогало отличное знание радиотехники. Благодаря этому даже в самой сложной ситуации Михаил Дугин доставлял в штаб необходимую информацию о действиях противника, своевременно передавал в соединения и части боевые приказы и распоряжения командира.

– Это сегодня у нас у каждого в кармане небольшой, а главное – легкий телефон. А ведь в то время для установления связи с союзниками использовали полевую радиостанцию. Это массивная и тяжелая техника, которую каждый радист буквально не выпускал из рук, ведь сигнал мог прилететь в любую минуту.

Михаилу Дугину также приходилось шифровать данные, чтобы скрыть их от немцев. Ведь и радисты фашистов всегда были настороже. Они всячески пытались выйти на связь с нашими солдатами, перехватить сведения. Особенно часто такие попытки предпринимались ночью. Не допустить этого было задачей дедушки Сергея, ошибка могла многим стоить жизни.

– Когда дедушка служил на Дальневосточном фронте, на войну призвали и его брата Степана. Он принимал участие в различных боях, к сожалению, каких именно – уже не узнать. Пропал без вести в 1943 году, – говорит Сергей Дугин. – Что касается отца папы, он ловил радиосигналы вплоть до 1945. Демобилизовался в звании сержанта. Подробности его службы также неизвестны. Признаюсь, информацию о ветеране собирали по крупицам, ведь сам дедушка мало что рассказывал о своих фронтовых годах. 

Под красной звездой

После окончания войны Михаил Ильич со своими родными переехал в город Копейск Челябинской области и устроился работать шахтером. Через год он познакомился со своей будущей супругой Марией Кожеуровой. У них родилось четверо сыновей. Один из них – Алексей, отец Сергея Дугина.

– Дедушка трудился до 1984 года. На пенсию ушел, будучи почетным работником профсоюза. Когда я родился, ему уже было шестьдесят восемь лет. Мы мало времени провели вместе. Однако некоторые моменты, связанные с ним, всё же сохранились в моей памяти, – разглядывая фотографию своего деда, рассказывает Сергей. – Дедушка был светлым, лучезарным и располагающим к себе человеком. Когда он нянчился со мной, его глаза сияли! Лицо деда сразу менялось. Становилось таким молодым и умиротворенным! Будто его и не коснулась война. Помню еще, что на доме Михаила Ильича была нарисована красная звезда. Так в Челябинской области обозначали жилища ветеранов.

Самый дорогой орден

Михаил Дугин скончался на семьдесят шестом году жизни. Его не стало 14 февраля 1992 года. Ветерана, как он и просил, похоронили с одной из его наград, которая была особо дорога сердцу, – орденом Отечественной войны II степени. По словам Сергея, его отец неоднократно пытался выяснить, почему бывший военный радист так трепетно относился именно к этой награде, какая история связана с ней. Но все попытки были тщетны. Михаил Ильич категорически отказывался говорить о фронте. А родные относились к этому уважительно.

– После смерти дедушки оставшиеся награды были утеряны, в том числе и орденская планка. Как ни странно, но я очень хорошо помню его похороны… На его могилке установили памятник со звездой, которую яркой красной крас-кой расписала моя мама.

В смоленском концлагере № 126

Война не обошла стороной и родственников Сергея Дугина по материнской линии. Его бабушка Анна Агеева не служила на фронте. Пока ее первый муж принимал участие в боях, она с маленьким ребенком на руках, дочерью Галей, пыталась выжить в смоленском концлагере № 126. Ежедневно там в газовой камере уничтожали множество заключенных.

– Обращались с людьми хуже, чем с животными. Практически не кормили, а об оказании медицинской помощи, понятное дело, и речи не шло. Смертность была нормой… Оккупацию не пережил первый сын бабушки. Это стало для нее страшной потерей.

25 сентября 1943 года в результате наступательной операции войсками Западного фронта Смоленск был освобожден от гитлеровцев. Бабушка Сергея после окончания оккупации узнала о том, что ее супруг погиб на фронте. Спустя несколько лет она переехала на Урал и обзавелась семьей. Скончалась Анна Михайловна восьмого декабря 1994 года. Ей был семьдесят один год. На протяжении всей своей дальнейшей жизни она больше ни слова не проронила о годах, проведенных в концлагере.

– Мама рассказывала, что в их семье тему войны старались не поднимать. Но если всё же так случалось… бабушка плотно сжимала губы и начинала плакать. Это были слезы по ее умершему первенцу, потерянным родным и близким и довоенной мирной жизни…

Валерия Чижик

Другие новости по теме:
Баннер