«Мы сражались насмерть и знали, что отступать некуда». Иван Коломиец был среди тех, кто отстоял Москву

20 марта 2019 535

– В этом году летом моему прадедушке исполнилось бы ровно сто лет – он родился 13 июня 1919 года в селе Михайловское Краснодарского края. А ушел из жизни в 2012 году в возрасте девяноста трех лет.

 

Впервые я приехала к нему в небольшой поселок в Краснодарском крае, когда мне было шесть лет. И уже тогда он рассказывал мне о войне. Конечно, без подробностей, которые могли бы меня напугать. И потом каждый год, когда я приезжала в гости к прадеду, становясь старше, я узнавала новые истории из его военного прошлого. Он рассказывал, я с интересом слушала, так мы провели много вечеров.

Главные сражения

Он начал свою службу еще в мирное время – 25 ноября 1939 года, когда его призвали в ряды Красной армии и направили в 19-й пограничный отряд украинского города Олевск. Но уже через несколько месяцев прадед отлично проявил себя, и его перевели в Москву в Особую мотострелковую дивизию особого назначения. Там и служил до начала Великой Отечественной войны.

Известно, что он принимал участие в битве за Москву с самого начала, бои на дальних подступах начались еще в сентябре 1941 года, потом сражался под Курском. И вот как он сам об этом рассказывал:

– Зима была очень суровая, я больше и не помню такой. Раненые замерзали. Враг бросил сюда огромные силы: целые танковые армии, авиацию и моторизованную технику, и теоретически победа казалась невозможной. Но мы сражались насмерть, потери огромные были с обеих сторон. Знали только одно, отступать уже некуда, сдаваться нельзя – за нами была Москва.

Всю осень на подступах к столице со всех сторон шли ожесточенные бои, особенно упорные в ноябре. Когда в 1942 году Советский Союз одержал стратегическую победу, нас, оставшихся бойцов, отправили на переформирование в Челябинск, там мы приняли Знамя 10-й Сталинградской дивизии.

Наш 21-й корпус отправили под Сталинград, но когда мы уже были в пути, ситуация изменилась. Фридрих Паулюс, немецкий военачальник и один из авторов плана «Барбаросса», капитулировал и был пленен. Нас направили в город Елец, мы воевали в составе 1-го Украинского фронта. Шел 1943 год. В обороне я пробыл пять месяцев. 5 июля 1943 года началось наступление немцев в районе Орловско-Курской дуги.

Сражение было неописуемым. Девять дней и девять ночей танковой битвы казались сплошной ночью, вокруг всё разрывалось, горело. Немецкие и наши танки шли друг на друга и взрывались. Артиллерийские снаряды встречались в воздухе, самолеты шли на таран и падали. Как в фильмах о войне, только ты находишься внутри, а не по ту сторону экрана. Страшная жара, дышать совсем нечем, трупы разлагаются, воды нет, санитарная помощь не успевает… На десятый день противник ослаб и начал отступать. В этот период я был контужен. Позже за участие в битве меня наградили медалью «За отвагу».

После выздоровления он продолжал воевать – шли наступательные бои на Украине. Форсировал Днепр в районе, где в него впадает река Припять. За эти бои был награжден орденом Славы III степени. Когда наши вой-ска вступили на территорию Польши, Иван Коломиец был уже в должности командира взвода разведки. Участвовал в форсировании Вислы на Сандомирском плацдарме. Был награжден орденом Красной Звезды.
Командир разведки

– Однажды зимой 1944 года в районе города Вроцлав в Польше я взял своих автоматчиков-разведчиков и, как обычно, ночью пошел в разведку. Немцы отступали, но для прикрытия изредка оставляли своих автоматчиков. Мы прошли линию фронта, зашли километра три в тыл, никого нет. Речка. У речки три домика. Начало рассветать. Осмотрели все строения – и здесь никого. А в подвале одного из домов обнаружили пятерых человек из наших, пленных, которые работали на немцев. Они нам и рассказали, что еще вечером фашисты ушли за речку, оставив в сарае трех лошадей. Мы их и увели. Разделились на две группы – пешие ушли вдоль реки, а я и двое разведчиков верхом поехали через мост. Только въехали на него, как по нам открыли огонь из танка, из населенного пункта. Меня ранили на середине моста, я упал прямо с лошадью на лед и потерял сознание... Когда очнулся, был уже полдень. Едва смог вылезти из речки. Недалеко лежал  убитый из моего отряда, рядом лошадь. Позже выяснилось, что наши войска уже прошли здесь и второго раненого увезли. Вскоре и меня подобрали и отвезли в санчасть.

В 1945 году вернулся в строй, мы прошли с боями Германию, участвовали в штурме Берлина, освобождали Чехословакию. День Победы встретили в Германии, и это было самое яркое воспоминание в моей жизни!

До 27 февраля 1947 года Иван Игнатьевич служил в Советской армии на территории Германии. А потом, наконец, смог вернуться в поселок Черноморский, он находится рядом с его родным Михайловским, и до пенсии работал заведующим карьероуправления «Медведь-гора».

Ценить жизнь

Всю жизнь я обращалась к Ивану Игнатьевичу на «вы». Из уважения  к нему, мудрейшему человеку. Война оставила в его душе неизгладимый след, но не сломала, не лишила искренности и доброты. Рассказы прадеда о войне были разными – он вспоминал не только страшное и трагическое, были истории, которые заставляли улыбнуться. Он сам и те, кто был рядом, сохраняли веру в лучшее, добродушие, подбадривали друг друга. Готовы были сражаться до последнего, но в то же время очень ценили жизнь.

Татьяна Коломиец

Другие новости по теме:
Баннер