Людмила Глинка считает город Муравленко самым лучшим на земле

16 февраля 2019 837

– Муравленко, к сожалению, не место моего рождения. Родители привезли меня сюда, когда мне было семь лет, – рассказывает Людмила Глинка, режиссёр Дома культуры «Украина». – Но этот город – это моя судьба…

1985 год. У семилетней Люды начинается во всех смыслах новая жизнь. Ее детское сердечко трепещет от счастья. Этот удивительный снежный край с первых дней очаровывает ее своей первозданной красотой. Ей кажется, что нет прекраснее места на земле…

«То, что мы приехали сюда жить, – заслуга моего папы, Ивана Николаевича Андриянова, – говорит Людмила. – Ему, как высококлассному водителю, пришел вызов на работу сразу по трем направлениям: Магадан, Новый Уренгой и поселок Муравленковский. И так как здесь было много наших земляков из Грозного, он решил ехать сюда. В 1983 году он отправился покорять Крайний Север. А в 1985-м, когда здесь стали появляться детские сады и школы, привез всю семью. Нас тогда у родителей было трое. Еще две сестрички родились уже здесь. Папа много лет работал в УТТ-6, а мама, Лидия Ивановна, в первой городской котельной, «подавала» тепло в наши дома».

Северное братство – навсегда

Деревянное двухэтажное общежитие УНИМО, где жила семья Людмилы, было переполнено детьми. В каждой комнате – по двое, а то и по трое ребят самого разного возраста. После школы все они собирались во дворе и гоняли шайбу. Хоккей был любимой игрой не только мальчишек, но и девчонок.

«Честно, не знаю, где папа взял клюшку, откуда-то привез, видимо… Она была настоящая, не самодельная, но почему-то перемотанная черной изолентой, – вспоминает Людмила Глинка. – А на ногах у нас были валенки. Потом, когда родители получили в «деревяшке» комнату с подселением, мы точно так же с соседскими ребятами весело проводили время, причем в любую погоду. Ну, если уж совсем было холодно, мы собирались в подъезде и во что только не играли! Летом любимым развлечением была тарзанка, привязанная к сосне. Мы были очень дружны. Северное братство – это навсегда. Мы и сейчас поддерживаем отношения, радуемся друг другу, как тогда, в детстве».

Но больше всего, словно магнитом, муравленковскую ребятню тянуло на стройку. Их, конечно же, оттуда прогоняли. Но всякий раз, проходя мимо, они словно застывали от завораживающего зрелища. Дома росли, как грибы после дождя. Возвращаешься из школы, а у соседнего дома добавлялось сразу несколько этажей. Стройка напоминала муравейник, где всё постоянно двигалось, шумело, стучало. Словом, бурлила жизнь.

«Буквально за год вырастал целый район, – говорит Людмила. – Было здорово расти вместе с городом и видеть, как он меняется, становится больше и красивее. Я помню, как возводилась каждая пятиэтажка на улице Ленина в начале города. Помню, как на экскурсию ходили в лес, который начинался сразу же за магазином «Молодёжный», известным в народе больше как «Стекляшка». А там, где сейчас микрорайон Российский, катались на лыжах».
Когда детство счастливое

Не зря говорят, что детская память – особенная. И то, что человек пронесет в своем сердце через всю жизнь, напрямую зависит от эмоций, которые он получает с ранних лет. У Людмилы Глинки было счастливое детство. В то время, когда все первопроходцы старшего возраста рассказывают о продуктовом дефиците и нехватке благ цивилизации, она вспоминает о многочисленных куклах, подаренных родителями, килограммах конфет, купленных в местных магазинах, и путешествиях на морские побережья.

«У нас не было ощущения, что мы какие-то отрезанные от Большой земли и голодные, – продолжает вспоминать Людмила. – У нас бабушка жила на Кубани, и мама в 1987 году отсюда возила ей топленое сливочное масло, потому как там его не было».

Школьные годы в Муравленко Людмила вспоминает с такой же теплотой и любовью. В первый класс она пошла еще в поселке Муравленковском в 1985 году в только что отстроенную вторую школу, сейчас в этом здании находится Центр детского творчества. Там деятельная и любознательная девочка проводила очень много времени. Занималась выпуском стенгазеты, принимала участие в самых разных советах, сборах.

«Нам всё было интересно, – говорит Люда. – Помню, как мы загорелись быть тимуровцами. А в городе проживала в основном молодежь, людей преклонного возраста не было. Но всё равно мы находили себе занятия. У нас хорошо было развито вожатское движение. Я шефствовала над первоклассниками. Они так радовались, когда я приходила к ним на уроки».
Случай помог осуществить мечту

Вокальный талант Людмила в себе открыла в Доме пионеров, куда пошла за компанию с подругой заниматься танцами. Там же был вокально-инструментальный ансамбль. Люда попробовала себя и в пении. У нее получилось. Затем еще и в драматический кружок записалась. Забот было, как говорят, невпроворот. Вскоре из маленькой звездочки талантливая девочка выросла в известную и любимую певицу муравленковцев. По окончании школы она уехала из города. Работала заведующей отделом в Кубанском молодежном центре. Казалось бы, чего еще желать? Но все восемь лет, которые Людмила Глинка прожила «на земле», она мечтала вернуться в город Муравленко. И когда ей встретилось объявление о том, что в Дом культуры «Украина» требуется режиссер, не раздумывая, махнула обратно на Крайний Север.

«Говорят же, что Север затягивает. Это абсолютная правда, – рассуждает Людмила. – Меня всегда сюда тянуло с непреодолимой силой. Возвращаться не планировала. Но почему-то была уверена, что именно здесь мой дом. И вы знаете, так и есть. Именно в этом городе у меня всё сложилось. Здесь родилась моя семья, дети. Здесь родители, работа любимая, друзья. Здесь самые замечательные люди – душевные, добрые. Я счастлива в этом городе. Вернулась и ни разу об этом не пожалела».
Радовались всем посёлком

Сегодня, как и более тридцати лет назад, Людмила Глинка уверена, что нет прекраснее города на земле, чем тот, в котором она живет. Всякий раз, прогуливаясь по муравленковским улицам, она замечает, как он преображается и хорошеет, набирает силу. А не так давно заметила, что любовь, которую она к нему испытывает, невольно передалась и ее детям. Так же восторженно и влюбленно смотрит на мир ее старшая дочь. Младший сын еще маленький для философских разговоров, но уже сейчас по его симпатии к прогулкам в любую погоду видно, что и он будет настоящим патриотом Севера.

«Помню, как мы все радовались, когда поселку присвоили статус города, – вспоминает Людмила Глинка. – Родители обсуждали возможные названия – Нефтеозёрск, Семиозёрск, Трехозёрск. И так здорово, что городу оставили имя легендарного нефтяника, как и прежде у посёлка. Это было грандиозное событие для нас всех. Впрочем, почему было? Есть и останется в моем сердце навсегда».

Татьяна Козарь

 

Другие новости по теме: