Два связиста, две судьбы. Военный путь Ивана Ермилова и Михаила Боднара

23 января 2019 585

– Старшие братья Ивана Ермилова были призваны на фронт. Он ушел вслед за ними на Великую Отечественную добровольцем. Ему тогда едва исполнилось 17 лет. Совсем юный парнишка невысокого роста, худощавого телосложения, – рассказывает Екатерина Михайленко. – Его приняли связистом на «катюши» в засекреченные войска.

Мой дедушка по линии отца Иван Егорович Ермилов родился 19 июля 1924 года в Тамбовской области. Предполагаю, что он родом из Рассказовского района, деревни Озерки. Знаю, что воевал на Украинском и Белорусском фронтах, дошел до Берлина и встретил там Победу, потом освобождал Прагу. Домой вернулся через два года после войны, с его слов, добивал бандеровцев.

После войны в родной деревеньке работал ветеринаром, а его будущая супруга Мария – дояркой. Поженились и переехали в Свердловскую область, город Краснотурь-инск. На Урале в 1949 году родился мой папа Александр, потом – тетя Надежда (Шевченко по мужу).

Видела я деда несколько раз, мы приезжали к нему в гости с родителями в Краснотурьинск. Иван Егорович на День Победы, на парад, всегда надевал награды. Самые дорогие – медаль «За отвагу», медаль «За Победу над Германией», орден Отечественной войны ll cтепени. Помню, рассказывал, насколько разрушительны были удары «катюш», и что немцы очень боялись этих атак. Говорил, что война – это страшно.

Дедушка был очень добрый и отзывчивый. На Урале он всю жизнь проработал сварщиком на заводе, удостоен многих наград и медалей за добросовестный труд. Дедушка любил шутить  и в любой даже сложной ситуации старался видеть только позитивное. Бабушка Мария трудилась горничной в гостинице. Прожили Иван с Марией душа в душу 50 лет. Шесть внуков увидели они и двух правнуков. На 74-м году жизни не стало деда, через два года – бабушки.

Прорваться к своим

К разговору подключается мама Екатерины Михайленко Валентина Михайловна Ермилова:

– Я расскажу про своего отца Михаила Ивановича Боднара. Он родился 3 декабря 1917 года в Винницкой области, селе Еланец. Работал на шахте. В 1941 году был призван на войну из Донбасса, служил связистом и дошел до Берлина.

…Рассказывал, как под Польшей он попал в окружение немцев. Место не называл. Говорил, что в плену еды не хватало. Мирное население первое время с разрешения фашистов передавало русским солдатам продовольствие. Он очень хотел бежать. Но шансов благополучно добраться до своих, преодолев оккупированную территорию, практически не было – советская форма выдала бы солдата. Как-то раз одна полячка принесла еду и украдкой передала ему гражданскую одежду, видимо, от мужа или родственника. Отец мигом переоделся и вышел вместе с пришедшей толпой. Бежал. Путь был сложный, но всё же он добрался до Донбасса. Пришел в родную Макеевку, где жила его девушка. А там – немцы. Зашел в хату. Соседка забежала якобы поговорить. Ушла. А уже через несколько минут ворвались полицаи. Отец выпрыгнул в окно, прямо в огород с картошкой. Спасла высокая ботва. Пополз. Раздались пулеметные очереди. Он затаился, присыпанный землей, и так пролежал до вечера. Когда стало смеркаться, ушел к своим.

Несчитанное количество раз под обстрелом ему приходилось восстанавливать перебитые провода. Перед ним стояла задача – любой ценой обеспечить связь для фронта. И он обеспечивал. Отец говорил, что видел много такого, о чем хотелось бы забыть, промолчать. Он сам, по его признанию, никогда не шел против совести и честно воевал за каждый метр советской земли, великой Родины…

После войны он вернулся в Макеевку. А там разруха, голод. Отправился в Узбекистан, в Ташкент – «город хлебный». Там он встретил свою будущую супругу, Агриппину Петровну.

Горький мёд

У мамы была очень нелегкая судьба. Она родилась 1 июля 1921 года в Архангельской области, селе Пинега. Рано осталась сиротой. Перед войной с братом уехала в Сталинград, пережила блокаду. Работала телефонисткой на тракторном заводе. Рассказывала, как получала пайки, как выживали люди. Был страшный голод. Однажды они с подружками пошли на хутор, чтобы найти пропитание. Пасечник дал им бидончик с медом. Идут. И вдруг в небе – немецкий самолет. Начался обстрел. Одна из пуль пробила бидон и ранила маму в ногу. Пока добирались обратно – все ели подтекающий мед. Не пропадать же ему! Потом всю жизнь мама мед не любила, его вкус для неё стал горьким и был связан с войной и смертью…

Память – через поколения

В Ташкенте родились я и мой брат Петя. Отец всю жизнь проработал бригадиром на стройке, мама вслед за ним ездила по всей Средней Азии. Со временем она стала себя плохо чувствовать, врачи говорили, что ей климат не подходит. Вот мы и перебрались в Винницкую область, на родину отца. Когда началась стройка Молдавской ГЭС, переехали в Приднестровье.

Отца не стало 18 апреля 1993 года, а мама ушла от нас в 2007 году.

Эти истории, со всеми деталями и подробностями, которые нам известны, мы рассказываем своим детям, внукам. И правнукам важно будет знать о наших родственниках, которые заплатили за мир и Победу слишком высокую цену.

Нина Гультяева

Другие новости по теме:
Баннер